Зачем бизнес-школе современное искусство?

Костянтин Дорошенко

Костянтин Дорошенко

Основанная в 1909 г. Стокгольмская школа экономики — старейший частный университет Швеции в области бизнеса, менеджмента и финансов, входящий в топ мировых образовательных рейтингов. Его выпускники востребованы ведущими транснациональными корпорациями. С 2015 года в программе вуза существует «арт-инициатива» — факультативное обучение современному искусству и культуре. Подробно узнать о ней я смог, участвуя в семинаре «Что заставляет общество работать?», организованном Ассоциацией школ политических исследований при Совете Европы в Стокгольме.

Арт-инициатива — это не курс лекций об истории и направлениях современного искусства. Не уроки критики или кураторства. Тем более — не креативное обучение будущих банкиров, экономистов и коммерсантов, не «раскрытие творческих возможностей» в духе арт-терапии. «Отражая убеждение Школы в том, что искусство может помочь нам улучшить критическое мышление и саморефлексию, арт-инициатива Стокгольмской школы экономики признает искусство в качестве законной базы знаний, способной сделать науку и общество в целом более интенсивными», — гласит ее концепция.

Первоначально уклон был сделан именно в сторону визуального искусства. С 2018-го добавили изучение литературы. Только современной, отражающей проблематику реальных людей. Классика остается для школьной программы или гуманитарных вузов. Эрик Викберг, одни из научных сотрудников, проводящих интеграцию студентов Стокгольмской школы экономики с искусством, уточняет: «Если мы будем заниматься классикой, то упустим что-то из сегодняшней социальной структуры. И литература постмодернизма нас не очень привлекает. Мы выбираем книги, которые были бы понятны 20-тилетним студентам». Студенты должны прочесть 7 романов за год (в среднем в Швеции читают меньше художественной литературы) и обсудить их с преподавателями. Подбираемая арт-инициативой беллетристика затрагивает вопросы идентичности, исторических процессов, социальные, гендерные, классовые темы. Среди произведений, изучаемых в этом году «Вегетарианка» Хан Ган из Южной Кореи, «Другая жизнь» шведского грека Теодора Калифатидиса, «Очищение» Софи Оксанен, эстонской писательницы из Финляндии.

Исак Нильсон и Эрик Викберг на семинаре «Что заставляет общество работать». Фото: Константин Дорошенко

Исак Нильсон и Эрик Викберг на семинаре «Что заставляет общество работать». Фото: Константин Дорошенко

Классике, впрочем, в обучении место уделено. В виде концертов классической музыки в сотрудничестве с Королевским музыкальным колледжем. А также возможности сыграть на рояле Ингмара Бергмана, расположенном в атриуме университета. Учитывая значение музыки для эстетики фильмов великого шведского режиссера, разрешение воспользоваться его роялем можно получить по запросу в арт-инициативу, обладая музыкальной подготовкой.

В области же искусства визуального арт-инициатива проводит исследовательские коллоквиумы приглашенных философов и кураторов, артист-ток (5 в семестр), организовывает выставки на территории университета и формирует его коллекцию современного искусства. Художник Олафур Элиассон здесь участвовал в дискуссии о том, как создать более устойчивые общества, философ Катрин Малабу рассуждала о том, что значит быть человеческим существом в век кибернетизации, куратор 53-й Венецианской биеннале Даниэль Бирнбаум разворачивал тематику виртуальной реальности и цифровых технологий в искусстве.

Петер Дал. «Стокгольмская школа экономики», 1991, фрагмент. Фото: Константин Дорошенко

Петер Дал. «Стокгольмская школа экономики», 1991, фрагмент. Фото: Константин Дорошенко

Директор-основатель арт-инициативы Исак Нильсон разъясняет: «Почему в бизнес-школе необходимо искусство? Надо учитывать все цели обучения — что современным студентам необходимо знать о мире, в котором мы живем. Это мир, в котором как никогда много неопределенностей. Успешное будущее зависит не только от знаний, любознательности, но и от широты восприятия. Наша задача проложить мост между настоящим, которое мы понимаем, и будущим, в котором мы не уверены. Чтобы быть успешным в стремительно меняющемся мире важно обладать не только духом предпринимательства, но и чувством ответственности. Уметь нестандартно смотреть на вещи. Необходимы хорошо развитая рефлексия, понимание своей роли, образованность, в том числе — умение понимать других людей, видеть вещи и процессы их глазами. Искусство мы сравниваем с тальком, который используют при раздражении у детей. Оно дает возможность более гибко, без трения, ориентироваться в мире современного предпринимательства, избавляет от догматичности и схематичности. Способствует повышению адаптивности».

Предмет гордости арт-инициативы — проект «Зал заседаний», художественное и смысловое преображение главного помещения университета с громоздкой старинной мебелью и портретами выдающихся профессоров и выпускников. Дополнив его актуальным искусством куратор Ларс Стреннегорд и Исак Нильсон совместили историю Стокгольмской школы экономики с современными системами ценностей. «Большой стол, на стенах — портреты мужчин, когда-то обладавших властью. Они — символ власти. Такое помещение, где доминируют мужчины, заставляет задуматься о гендерном вопросе. Многогранное понимание современного общества требует баланса, присутствия женщин, среди которых в истории было немало значимых личностей, не оцененных по достоинству в их времена. Можно было бы добавить в зал их портреты. Но вместо того, чтобы фальсифицировать историю, мы хотим ее обсуждать. Чтобы можно было двигаться вперед более просвещенным образом», — говорит Нильсон. И в зале появляются работы современных художниц, переосмысляющих вопросы гендера и власти. Центральная из них — «Где-нибудь еще» Марии Фриберг: фотография пяти мужчин, сидящих с широко расставленными ногами, соприкасаясь коленями. Их поза, деловая одежда и обувь — олицетворение мужчин-доминантов в бизнесе, властелинов официальных помещений в оптике феминистической критики тупиковой, исчерпавшей потентность структуры власти.

Мария Фриберг. «Где-нибудь еще», 1988. Фото: hhs.se

Мария Фриберг. «Где-нибудь еще», 1988. Фото: hhs.se

Профессор Стафан Скейя, всемирноизвестный шведский пианист, дает первый концерт рояле Ингмара Бергмана в Стокгольмской школе экономики. Фото: hhs.se

Профессор Стафан Скейя, всемирноизвестный шведский пианист, дает первый концерт рояле Ингмара Бергмана в Стокгольмской школе экономики. Фото: hhs.se

Среди шедевров коллекции Школы представленная в библиотеке работа Симона Голдина и Якоба Сеннеби «Banka Rotta». Исследующие финансово-социальные мутации художники нашумели на весь мир проектом «Вечное трудоустройство», заключающимся в приеме на работу на железнодорожную станцию Корсвеген в Гётеборге человека, занятость которого будет заключаться в появлении на рабочем месте в начале и конце рабочего дня при зарплате в 2000 евро. Выделенный для этого фонд рассчитан на 120 лет. «Banka Rotta» тоже заставляет задуматься о цене и ценности работы и бизнеса. Итальянское словосочетание обозначает традицию, существовавшую с XV века: разорившемуся ростовщику ломали стол, за которым он проводил финансовые операции. Отсюда возник термин «банкрот». На меценатские средства для произведения Голдина и Сеннеби в Швейцарии был приобретен дубовый стол XVII века, распиленный в Стокгольме пополам. Кроме иронии над вариативностью ценностей, цены на предметы искусства антикварного и современного, объект символизирует провал, как оборотную сторону бизнеса. «Banca Rotta» напоминает нам об измерении, которое часто забывают и даже подавляют в образовательной среде, ориентированной на успех и прогресс. Во времена, когда этот самый стол был инструментом торговли, банкротство означало определенный конец; смерть продавца и разорение всего его торгового дома. Сегодня мы считаем само собой разумеющимся, что «компании с ограниченной ответственностью» предлагают любому предпринимателю несколько жизней, и тем самым делают «ограниченную ответственность» одним из самых фундаментальных институтов современного капитализма», — отмечает пиар-менеджер арт-инициативы Роберт Стасински.

Петер Дал. «Стокгольмская школа экономики», 1991. Фото: Константин Дорошенко

Петер Дал. «Стокгольмская школа экономики», 1991. Фото: Константин Дорошенко

Симон Голдин, Якоб Сеннеби. «Banka Rotta», 2017. Фото: hhs.se

Симон Голдин, Якоб Сеннеби. «Banka Rotta», 2017. Фото: hhs.se

Острая критическая работа украшает и столовую Стокгольмской школы экономики — полотно Петера Дала, художника крайне левых взглядов, подвергавшегося цензурным гонениям и считающегося сегодня классиком шведского искусства ХХ века. В 1970-м его картина «Прорыв либерализма в обществе» (другое название «Sibyllatavlan») была снята с выставки и арестована полицией, как порнографическая. Сейчас же она выставляется в Гётеборгcком художественном музее. Для Стокгольмской школы он написал многофигурную композицию, объединившую видных экономистов, профессоров, представителей бизнес-элиты Швеции сидящими вокруг бога обмена Меркурия-Гермеса. Художник сменил ему пол на женский, как признак ветрености. Под удивленным взглядом Карла Маркса божество соблазняет в танце Скрудж Макдак, мультяшный символ обожания денег и беспринципной страсти к их накоплению.

Интересно, что арт-инициатива функционирует полностью за счет внешнего финансирования. Университет не тратит на нее ни кроны. Сначала она существовала на энтузиазме преподавателей, но быстро была оценена бывшими выпускниками Стокгольмской школы экономики. Найдя инновацию интересной для будущего, они финансируют программу из основанных ими фондов. Произведения искусства создаются и приобретаются за счет меценатских пожертвований. Международная компания McKinsey & Company поддерживает приобретение книг, гонорары лекторам выплачиваются в соответствии со шведскими законами, а студенты, посещающие семинары арт-инициативы, получают бесплатные обеды. «Искусство — это универсальная коммуникация», — подчеркивает Исак Нильсон.

 Костянтин Дорошенко

Nastya Kalita