Підтримати

Наша​ история: о ​Primitive People​ Миши Букши

exc-5e9301d8d0a9d918337bf392
exc-5e9301d8d0a9d918337bf392

Природный человек не может существовать ни прежде общества, ни вне его [1]

«Небо становится средоточием форм и объемов, земля же сохраняет первобытную аморфность» [2], —писал в «Печальных тропиках» Клод Леви-Стросс. Движимый собственным естеством искателя, нутром исследователя и первооткрывателя, соприкасаясь непосредственно с материалом, Леви-Стросс усматривал в земле именно аморфную первобытную ткань. В проекте же Primitive People Миши Букши первобытность предстает довольно жесткой, рубленой, агрессивной, в чем-то жестокой, но естественной.

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Обращаясь к до-языковому, до-общественному, Букша размышляет о различных ограничениях, в первую очередь, социальных и поведенческих, которые налагаются на индивида современным обществом. Художник задается вопросом, почему же сегодня крайне сложно поставить во главу угла естественность и непосредственность, прежде всего, телесную и сексуальную, при этом не становясь «изгоем»? Заглядывая в тот далекий мир, много тысяч лет назад, Букша пытается позаимствовать вон ту кажущуюся свободу телесности, наготы, естественность и отсутствие табу. Кто мы есть вне каких-либо означаемых, какова наша сущность, возможно ли обрести гармонию и отвоевать заново человечность, если вообще когда-либо существовала некая золотая эпоха, в которой человек был самим собой, — вопросы, которые есть сквозными в проекте и одноименной выставке Primitive People.

Серия Primitive People подкупает непосредственностью, шероховатостью. Интуитивность линии, тактильность при создании уникального отпечатка наиболее близко фиксируют возникающую в определенный момент эмоцию и передают ощущение естественности. Primitive People — наиболее зрелая серия Миши Букши, которую он уже не единожды в разных конфигурациях показывал в различных выставочных пространствах — Come-In (Харьков), Closer (Киев), Dymchuk Gallery (Киев) [3].

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Букша пытается представить общество до формирования общества, которое он «находит» в таком архаичном представлении о человеке. Обращаясь к чему-то до-социальному и размышляя об устранении табу и ограничений, как будто в примитивных общинах художник усматривает возможность быть самим собой.

В работах Миши Букши изображен человек естественный, но принявший свою естественность после обретения знания. Его человек — страдающий. Он прожил, прочувствовал и уже проглотил знания и страдания современного человека, познал тяготы ограничений и травли, после чего смог вернуться к себе естественному. Но это знание в нем есть, оно неискоренимо, отказаться от опыта невозможно. Этот опыт и страдание, даже в своем побеге в до-социальное, человек несет в себе.

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Это находит отражение в скрюченных страдальческих позах, затравленных взглядах, искаженных знанием и страданием лицах. На каждом рисунке человек помещен в пустое пространство, в котором он кажется изолированным. Это примитивный (читай — естественный, необремененный) человек запечатлен как будто после процесса перезапуска, обнуления. Человек или фрагмент тела занимают часть пустого листа бумаги; рядом всегда соседствует какой-то элемент, наподобие палеолитическим абстрактным геометрическим знакам, выбитым на поверхностях первобытных скал и пещер. Эти знаки повторяются в формах небольших керамических скульптур. Шероховатость поверхности, неровности линий вторят графическим работам. Важно отметить, что рисование в определенной мере является ежедневной практикой для Букши, сродни автоматическому письму, когда в процессе механического создания образов в сознании возникают те или иные эмоции.

В Primitive People человек предстает как будто после катастрофы, перепроживающий свое бытие, обретающий естественность сквозь призму прожитого опыта — страданий и преследований, социальных тяжб и иерархий. Вспоминается знаменитое высказывание, приписываемое Альберту Эйнштейну, о том, что «я не знаю, каким оружием будут сражаться в Третьей мировой войне, но в Четвертой мировой войне будут сражаться палками и камнями». Так вот Primitive People — как будто бы застигнутые на новой безлюдной земле после Четвертой мировой, обретшие свою естественность после пережитого апокалипсиса.

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Обращает на себя внимание работа под названием «Безопасность». На вертикальном листе изображена «окружность» — неумелая, неровная, как будто сделанная ребенком. Она напоминает детские игры, в которых для того, чтобы обезопасить себя, был необходим ритуал очерчивания (либо палочкой на земле/песке, либо мелками на асфальте) вокруг себя окружности — поместить себя в магический круг. Таким образом, круг оберегал от внешних сил. Поиски возможностей нахождения естественного связаны и с подспудным желанием человека обрести беспечность, безопасность, особо хрупкую и преходящую сегодня.

Однако любопытно, что в пространстве Dymchuk Gallery графические работы экспонированы таким образом, что все помещение вызывает ощущение школьного класса — растение в вазоне, экспозиционные стенды как парты и школьные доски; можно полистать представленные артбуки, нет дистанции между зрителем и работами художника. Primitive People — это цельная инсталляция, в которой хочется быть. В то же время такое построение экспозиции отсылает к очень важной «школьной» линии в художественной практике Миши Букши, связанной с травматичным школьным опытом. Так, серия Primitive People, в которой исследуется естественность (или поиски возможностей естественного сегодня), помещается в мир нормализующих механизмов школы.

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Міша Букша. Primitive People. Експозиція виставки у Dymchuk Gallery. Автор фотографій: Максим Білоусов. Надано Dymchuk Gallery

Если бы вдруг сегодня мы оказались в ситуации доисторического общества, насколько мы были бы готовы к тому, чтобы на осколках собственной цивилизации научиться добывать еду, воду, тепло? Сегодня, когда общение и взаимодействие человека дистанцируется и виртуализируется, пожалуй, что пересмотру будут подлежать и критерии, и восприятие естественного. То, что кажется естественным сегодня или вчера, уже не будет таковым послезавтра. Скажем, при сбое электроэнергии и виртуальному общению придет конец. А человеку будет суждено изыскивать новые формы общения, адекватные времени.

[1] Клод Леви-Стросс. Печальные тропики / Пер. с французского. — Львов: Инициатива; М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. — с. 511.

[2] Клод Леви-Стросс. Печальные тропики / Пер. с французского. — Львов: Инициатива; М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. — с. 263.

[3] Выставка в Dymchuk Gallery открылась 6 марта 2020 года; закрыта ввиду карантина.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: