Підтримати

Новая антропология: вспоминая 16-ю Стамбульскую биеннале

exc-5df8e8f13d69ea478caac1e9

«Состояние стабильное» — наверное, самое утешительное, что могут услышать родные, когда близкий человек находится в реанимации, когда под угрозой его жизнь. Продлевая наши ожидания и надежды на благополучный исход, «Состояние стабильное», тем не менее, пугает своей будущей неизвестностью. Работа «Нормандской четвёрки» по урегулированию ситуации на Донбассе по сути в очередной раз продлила ситуацию так называемой «стабильности», оставив только лишь надежду, что как-то со временем ситуация разрешится. Несмотря на это, в художественном мире проистекают свои процессы — проходят лекции, открываются выставки и т.д. Мы все вовлечены в этот процесс, иногда закрывая глаза на ситуацию, одновременно сопереживая, задумываясь, страдая, но продолжая делать каждый свое дело. 

16-я Стамбульская биеннале в основном и подвергалась критике ввиду того, что её куратор Николя Буррио пренебрег текущими политическими событиями, не артикулировал агрессивную политику Турции в своей выставке, а во время войны говорит о такой, казалось бы, незначительной, не имеющей отношения к политическим реалиям теме как экология. Длящиеся без остановок по всему миру войны вообще ставят под сомнение какую-либо созидательную человеческую деятельность и сейчас крайне сложно найти точку или место, где было бы уместно размышлять о будущем, трансгуманизме и антропоцене. Поэтому нерелевантность «Седьмого континента» ввиду своего фокуса размышлений представляется спорной. Как недавно отметила писательница Светлана Алексиевич, «мы сегодня — свидетели рождения нового экологического сознания. […] Мы живем в мире, где экологическая угроза касается каждого». 

В ситуации, подобной Николя Буррио, находился Барт де Баре, курируя VI Московскую биеннале в 2015 году: «Я уважаю различные точки зрения, но моя личная точка зрения состоит в том, чтобы работать на отдаленную перспективу развития общества. Поэтому сиюминутные политические события не являются для меня поводом для депрессии. [..] я считаю, что общество, и особенно та его часть, которая называется культурное и художественное сообщество, должна концентрироваться на возможностях осмысления будущего», — отметил куратор. 

«Седьмой континент» как раз и настроил свою оптику в сторону осмысления будущего. Само название прямолинейно отсылает к 7 млн. тонн пластика, плавающего в Тихом океане и образующего целый «континент» площадью в 3,4 млн. Км2. Выставка «Седьмой континент» — это не поверхностное размышление о мусоре и проблемах только лишь экологии; это метафора, повод к более сложным нелинейным размышлениям о жизни, человеке, новых цивилизациях, ситуации post human и нашем взаимодействием с этой ситуацией. «Седьмой континент» — это то, что создано всеми нами совместными усилиями. Это утверждение в определенной мере продолжает эстетику взаимодействия Николя Буррио, который сегодня в своей выставке говорит о реляционной антропологии. Эта выставка предлагает размышления о человеке и не-человеке (non-human) в далекой перспективе. Осознавая политические фальсификации сегодняшнего и прошлого, выставка становится метафорой неизведанных территорий — как неизвестных цивилизаций, так и территорий и обществ, которые не каждый может испытать. Это территории миграции, насилия, перемещения — виденных в перспективе постчеловеческого будущего. 

Биеннале предложила странствие среди цивилизаций, в которых перемежается прошлое, будущее, фикция и реальность. Все работы проникнуты размышлениями о том, кто я есть и каковы мои взаимоотношения с миром. Непрямолинейно проговаривая политические реалии, с которыми мы сталкиваемся сегодня, многие работы задаются вопросом о нашем месте по отношению к мирозданию и времени. Возможно, мы разучились считывать коды в искусстве, а политическое высказывание подменяем публицистической формой, часто неполитической по содержанию.  

Жонатас де Андраде. Рыба. 2016. 37’. 16мм (2K), звук 5.1, 16:9. Предоставлено художником,  Galeria Vermelho ,  Galleria Continua  и  Alexander & Bonin . Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Жонатас де Андраде. Рыба. 2016. 37’. 16мм (2K), звук 5.1, 16:9. Предоставлено художником, Galeria Vermelho, Galleria Continua и Alexander & Bonin. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Биеннале располагалась на нескольких площадках — Стамбульский музей живописи и скульптуры (MSFAU), Музей Пера (Pera Museum), а также несколько локаций на самом большом среди Принцевых островов — Бююкада. Изначальная локация Стамбульской верфи была отменена ввиду невозможности утилизировать остатки асбестовых материалов, которые исторически использовались при строительстве. Таким образом, эта биеннале стала первой, в которой локацию перенесли ввиду экологических причин. Однако в этом есть доля бессилия и беспомощности. Созданный совместно «Седьмой континент» — это необратимая лавина, а мы можем соблюдать определенные нормы для определенных мест и граждан, обнажая лишь малую толику проблемы. 

Общая тема всей биеннале — это новая антропология, в которой фокус изучения — не только человек, его происхождение и т.д., но также то, что порождено человеком, взаимоотношения человека и окружения, взаимоотношения человека и не-человека со средой, того природного и неприродного, но порожденного им. Буррио говорит о том, что современная антропология выводит понятие «симметрии», то есть территории, где все субъекты сосуществуют и сотрудничают, «расширяя область своих исследований на более широкое разнообразие существ (отношения теперь выходят за пределы человеческого)» [1]. 

Многие работы пронизывает мотив ритуала в различных его проявлениях как посредник между прошлым, настоящим и будущим. В этнографической киноистории Жонатаса де Андраде (Jonathas de Andrade) рыбаки воспроизводят ритуал ловли рыбы. Затем один из них долго борется с ней, пытается усмирить, молится, успокаивает, пока она не испустит дух. Взаимоотношения природы и человека — суть проявления отношений власти и растворенной в ней заботы.  

Саймон Фудзивара. Этот маленький мир. 2019. Смешанная техника. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Саймон Фудзивара. Этот маленький мир. 2019. Смешанная техника. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Инсталляция Саймона Фудзивары (Simon Fujiwara) «Этот маленький мир» создана из наполовину уничтоженных фигурок популярных персонажей, найденных в мусорных баках производителей аттракционов недалеко от Стамбула. Художник воспроизводит в миниатюре современный капиталистический город, создавая небольшие архитектурные модели, которые комментируют различные ситуации властных структур и отношений внутри них. Среди прочих, с локальной ситуацией работал и турецкий художник Озан Аталан (Ozan Atalan). Если Фудзивара критикует избытки перепроизводства индустрии развлечений и систему власти, то Аталан — те механизмы, которые власть использует для своего утверждения. В своей работе Аталан говорит о нарушении природной среды обитания буйволов ради строительства нового моста, гигантского нового аэропорта в Стамбуле, встречающего приветствием Welcome to the capital of the world! 

Саймон Фудзивара. Этот маленький мир. 2019. Смешанная техника. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Саймон Фудзивара. Этот маленький мир. 2019. Смешанная техника. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Турия Магадлела (Turiya Magadlela) «соткала» инсталляцию из женских чулок, превратив пространство в «пещеру», которая производит несколько клаустрофобический эффект и вызывает ощущение щемящей боли. Тем не менее, это пространство, в котором хочется задержаться. Тема расы и насилия — ожидаемая от южноафриканской художницы. Однако, находясь в парадигме «западной» цивилизации, видимо, крайне сложно соприкоснуться с другим миром, где царит реальная эксплуатация. Невольно вспоминаешь роман южноафриканского писателя Дж. М. Кутзее «В сердце страны» (1977): «Я — поток звука, выливающегося во вселенную, тысячи и тысячи частиц — плачущих, стенающих, скрежечущих зубами». Практика насилия, укоренившаяся в ЮАР, передаваемая из поколения в поколение, — это совершенно иная территория для европейца. Выставка предлагает очутиться в множестве разных территорий: «Я бы хотел, чтобы каждый художник или художница воспринимались зрителями этой выставки как будто бы он или она приносит новости из далекого общества. […] Искусство — это “ксенография”: инопланентный язык, приходящий издалека» [2]. 

Турия Магадлела. Дочери нации, дочери любви, дочери правды. Из серии «Четыре пять». 2019. Гобелен из колготок. Предоставлено художницей. Создано по заказу 16-й Стамбульской биеннале. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Турия Магадлела. Дочери нации, дочери любви, дочери правды. Из серии «Четыре пять». 2019. Гобелен из колготок. Предоставлено художницей. Создано по заказу 16-й Стамбульской биеннале. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Турия Магадлела. Дочери нации, дочери любви, дочери правды. Из серии «Четыре пять». 2019. Гобелен из колготок. Предоставлено художницей. Создано по заказу 16-й Стамбульской биеннале. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Турия Магадлела. Дочери нации, дочери любви, дочери правды. Из серии «Четыре пять». 2019. Гобелен из колготок. Предоставлено художницей. Создано по заказу 16-й Стамбульской биеннале. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Камерная и тонкая, элегическая по визуальному переживанию инсталляция живущей в Нью-Йорке Доры Будор (Dora Budor). Отсылающие к минималистической скульптуре объекты в форме параллелепипедов наполнены пылью и различными пигментами пастельных цветов. Для работы разработана специальная система, которая анализирует частоты звуков и движений от проходящих возле здания музея строительных работ. Частоты активируют потоки воздуха внутри объектов, провоцируя непрекращаемое движение потоков пыли внутри объектов, создавая постоянно меняющуюся картину действительности. Не менее важно, что в работе использованы цветовые тона живописных полотен Уильяма Тёрнера (1775–1851), который впервые в истории искусства отразил в живописи изменения, вызванные загрязнением окружающей среды. 

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Дора Будор. Происхождение, 2019. Специальная экологическая камера (реактивная электронная система, компрессор, клапаны, 3D-печатные элементы, алюминий, акрил, светодиод, стекло, дерево, краска), органические и синтетические пигменты, диатомовая земля, пыль, войлок. 152 × 160 × 86 см

Видео Мики Роттенберг (Mika Rottenberg) захватывает любованием различными материалами — совершенно разнородными, но перетекающими один в другой благодаря удивительной динамике и смене форм. Работая с тактильностью, разными материалами, яркими насыщенными цветами, а также используя стереотипы о труде и его машинизации, Роттенберг создала абсурдную историю о перепроизводстве, одержимости вещью и критике капиталистических отношений. 

Экспозиция музея Пера предлагает пройти путь различных цивилизаций и миров, в котором воображаемые цивилизации мимикрируют под прошлые (Norman Daly), мир природы напрямую взаимодействует с искусственным (художественным) (Simon Starling), а сквозной линией через экспозицию проходят иллюстрации из книги «Красота форм в природе» (Kunstformen der Natur) физиолога Эрнста Геккеля (1834–1919), предложившего в 1866 году термин «экология». 

Вся биеннале проникнута прогнозами и размышлениями о будущем сквозь сегодняшнее настоящее и прошлое в политическом, этическом, географическом и этническом разрезах. 

Мэлвин Моти. Космизм. 2015. Видео, 28’. Предоставлено художником и  Gallery Meyer Riegger . Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Мэлвин Моти. Космизм. 2015. Видео, 28’. Предоставлено художником и Gallery Meyer Riegger. Фото: Сахир Угур Эрен (Sahir Ugur Eren)

Пожалуй, видео Мэлвина Моти (Melvin Moti) как раз соединяет взгляд в будущее и настоящее, выражая этический конфликт и важный вопрос, который провоцирует биеннале. Возможно ли мыслить планетарно в ситуации повсеместного реального физического насилия и боли, которыми охвачено наше жизненное и медийное пространство «здесь и сейчас» на фоне бесконечного величественного пространства космоса. В своем беззвучном видео художник перемежает найденные кадры террористических актов 11 сентября 2001 года с кадрами небесных орбит и солнца, взятые в NASA. Пыль, огонь, пожар — разрушение, созданное человеком, — визуально неразделимо от огня и пыли космической. Эти кадры пыли и огня (космического и насильственного) плавно перетекают друг в друга, напоминая, что человек — это звездная пыль. Перед оком космоса, незримого человек и все его действия тщетны и малы, они нивелируются величием мироздания. 

Самый большой вопрос — на что способно сегодня искусство перед лицом агрессии, с одной стороны, и осознания бесконечного осмысления тайн нашей планеты, с другой. 

Используя понятный образ тонн мусора, плавающих в океане, и опираясь на исследования новой антропологии, выставка «Седьмой континент» предложила неоднозначный взгляд за пределы нашей сиюминутности. 

[1] Путеводитель биеннале, с. 26.

[2] Путеводитель биеннале, с. 27.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Більше матеріалів

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: