Підтримати

Забота о себе

exc-5f0db8f89aba84161299fef7
exc-5f0db8f89aba84161299fef7

Эдгар Дега. Мытьё. 1886 г. Музей Хилл-Стенд, Фармингтон, Коннектикут, США

Эдгар Дега. Мытьё. 1886 г. Музей Хилл-Стенд, Фармингтон, Коннектикут, США

В одной из книг, посвященной телу, говорилось, что женщина ХІХ и начала ХХ века только и делает, что расчесывает волосы, возлегает на кровати, смотрит в зеркало. Например, балерины Эдгара Дега, на картинах моются или расчесывают себе волосы. Все выглядит так, будто они ухаживают за собой, уделяя своему телу должное внимание. Но такая забота со стороны этих барышень не была обусловлена заботой о себе. Книга была написана мужчиной, который стереотипно наслаждался красотой натурщиц. Их «забота» была связана с заботой художников, которые создавали образ желанной женщины, за которой они будто бы подглядывали, лишь усиливая свое желание. 

Во второй половине ХХ века, в особенности в 1970-1980-е забота проявилась в другом. Образ прихорашивается девушки часто использовался в борьбе со стереотипным представлением о красоте и месте женщины в обществе. К примеру, героиня «Кухонной серии» (1990) Кэри Мэй Уимс на одной из фотографий красит губы за кухонным столом, на другой — сидя за тем же столом расчесывает волосы другой. Сама же художница говорит, что эта серия о том, что может позволить себе женщина в таком личном специфическом пространстве. Если просмотреть все фотографии этой серии, можно обратить внимание, что и эта забота не направлена на саму героиню — эта забота о ком-то или забота для кого-то, для мужчины, для детей, для матери. Для других, но не для себя. На остальных снимках за столом сидят и дети, и муж, они все занимаются своими делами, возлагая на героиню функцию хранительницы семейного очага, хозяйки, организаторки домашнего быта и досуга. Эти фотографии — свидетельство повседневных битв и рутины. Но на одной из них женщина сидит за столом, склонив голову к коленям, на столе — бокал красного вина. В этой фотографии уже нет никакой заботы, в ней — усталость. И вино будто бы помогает ее снять. 

Эдгар Дега. Молодая женщина сушится после бани. 1896. Фотография, Лос-Анджелес, Центр Гетти

Эдгар Дега. Молодая женщина сушится после бани. 1896. Фотография, Лос-Анджелес, Центр Гетти

Но как бы не так. 

Пересматривая работы художниц и художников последнего времени я начала обращать внимание на то, в чем проявляется забота о себе. 

Приведу пример — видеоработа Ульяны Быченковой «Где ты берешь деньги и что ты делаешь целыми днями?» (2015), в которой молодая художница иронизирует о стретегиях выживания молодых авторов в капиталистических условиях, согласно которым художник или художница должны постоянно находиться в продуктивном состоянии и продуцировать все новые и новые работы. Художница ратует за признание бесцельного времяпровождения как части творческого процесса. В этом видео забота о себе просачивается сквозь институциональную критику и становится тенью важных трудовых вопросов. В видео Быченкова говорит: «Мне нужны деньги, чтобы читать книги, совершать пешие прогулки, принимать ванну, серфить интернет…». И в этом всем есть проявление заботы о себе, о своем теле и духе. 

Если Быченкова объявила краудфандинг, чтобы насобирать деньги на лень, то российская группа «Синие носы» в 1990-е годы получила финансирование от Центра современного искусства Сороса на лечение зубов. И это вовсе не шутка. Александр Шабуров, участник группы «Синие носы» рассказал «Снобу» о том как это было: «Иногда денег хватало строго на пачку чая и булку посредственного хлеба, даже на трамвай порой не было. Ко всему прочему, медицина тогда стала платной. У меня, помню, зубы болели, а средств на лечение не было. И мне знакомый рассказал про Фонд Сороса, существовавший до 1998 года. Они давали гранты на проекты художников. Я как художник хотел загнать себя на стоматологическое кресло художественными методами: написал заявку в фонд, представив в ней лечение полости моего рта как художественный акт, взял справку у стоматолога и присобачил к тексту. Так выиграл 400 долларов, но к врачу только через полгода сходил».

Сегодня в условиях всемирного кризиса здравоохранения вопросы заботы о себе как никогда связаны с телесными и чувственными вещами, с способностью организма противостоять сложным условиям труда, стрессу, выгораниям, изменениям в экологии и т.д.  

Кери Мэй Уимс. Из «Кухонной серии». 1990

Кери Мэй Уимс. Из «Кухонной серии». 1990

Еще в феврале 2017 года Freeze опубликовал статью о практиках Деборы Делмар, Института новых ощущений, Дафны Маймон, Хельги Ретман и Лорин Юден, манифестирует о том, что нью эйдж вернулся в искусство. «Практика заботы о себе, направленная на исцеление и заботу о своем теле и разуме, для многих превратилась в необходимую тактику выживания в политических и экономических условиях, которые кажутся противоречащими психическому и физическому благополучию»,пишет издание. «Практики этих художников часто определяют искусство не по своей объектности, а скорее по социальному и коммунальному опыту самоорганизации: их деятельность опирается на возможности позитивного социального объединения — например как проведение тренировки, предложение массажа или дзен-садоводство», — резюмирует авторка статьи. Подобные художественные проекты могут быть направлены как на разные группы людей, которые переживают общие проблемы. 

Забота о теле и духе стали частью практики Марины Абрамович, которая училась разным способам медитации и понимания собственного тела. Она возможно одна из самых ярких примеров современных художников, которые проводят подобную работу с собственным организмом. Например, в одном из ее перформансов «Дом с видом на океан» она на протяжении 12 дней «жила« на сцене, которую формально разделили на три зоны — спальню, столовую и ванную. Со стороны казалось, что перформанс состоит из сплошного отдыха: художница буквально сидела, спала, мылась. Зритель наблюдал за ее жизнью, без возможности коммуницировать с ней. Но подобные проекты не менее трудозатратны, они также выхолащивают. Раньше Абрамович испытылава свое тело и дух и эти испытания были небезопасны. Сейчас она говорит о необходимости поддержания человеческого духа

Кери Мэй Уимс. Из «Кухонной серии». 1990

Кери Мэй Уимс. Из «Кухонной серии». 1990

Но как?

Подобный совет, возможно, могла б дать группа Монтаж. Среди их видеосоветов, опубликованных в их инстаграме, советы — о том как почувствовать себя ужасно, как пить из двух чашек, как выглядеть естесственно, как рисовать во время карантина и т.д. Или «самые жизненные» советы: как отдыхать и как уделить время себе, когда ребенок спит. Согласно первому — нужно разбросать вещи на кровати и рядом положить любимую книгу, чтоб в случае если кто-то войдет в комнату, взять ее и не показывать вид, что вы отдыхали. А вот согласно второму совету стоит просто делать небольшие упражнения для правой руки, сгибать ее в кисти. Ну и наконец еще один важный совет — как потянуть и разомнуть дает Стас Турина. 

Скрин-шот с Инстаграм страницы @Montage.online

Скрин-шот с Инстаграм страницы @Montage.online

Участники Монтажа — иронично рефлексируют на культуру поведения, отношения, и на современные вызовы, ведь например проблема того, как подготовить место для скайп-совещаний, еще недавно волновала лишь некоторых людей. А теперь — это новая пандемия, пришедшая в след за COVID. Все эти советы кажутся обычной иронией над нелепыми вещами. Но на самом деле эти видео очень тонко показывают нам наши больные места. Порой кажется, что ирония — такая особенная черта украинского искусства, за которой можно спрятать что угодно. Заботу о себе также часто прячут под иронией, ведь стереотипно считается, будто человек и так способен о себе позаботиться. В условиях очень смутного и неопределенного настоящего, бесконечных стрессов, политических кризисов, воен, проблем со здоровьем и проваленных реформ здравоохранения, только остается и что ирония. Тут можно пошутить и сказать, что помимо иронии всегда останется еще и Арсен Аваков, но это уже не смешная политическая шутка. 

Описывая влияние пандемии на общество многие философы говорили используя терминологию Мишеля Фуко и констатировали, что вот он — новый виток развития биополитики. Здоровье как никогда становится разменной монетой и важной составляющей наших взаимоотношений друг с другом, с властью и государством. Экологию и здоровье выносили как тему года многие медиа. Навряд ли искусство сделает радикальный шаг и пойдет в совершенно другую сторону. А поэтому забота о себе все больше будет проявлятся в художественных проектах, как формально, так и косвенно. Это может быть проявленным, например, в появлении большего количества тактильных работ, или работ связанных с растениями или природной средой, или с механическими вещами. Конечно, все это было и раньше, только теперь это будет связано с другим телесным и чувственным опытом, с другой ритуальностью, со способностью созерцать, мыслить или просто ощущать свое присутствие, с потребностью в спокойствии.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: