Підтримати

DJ Nastia: «Очень важно, чтобы диджей умел находить компромиссы»

DJ Nastia — українська ді-джейка, засновиниця двох лейблів — Propaganda (2013) та Nechto Records (2020). Свою кар’єру почала у 2005 році, з 2006 працювала резидентом і стейдж менеджером на фестивалі KaZantip, 10 років вела своє радіо-шоу на Kiss FM Propaganda. У 2014 році співзаснувала фестиваль електронної музики Strichka. У 2016 Mixmag склав рейтинг кращих ді-джеїв світу, де Настя зайняла 8-е місце. У 2019-му вона стала першою українською резиденткою британської радіостанції BBC Radio 1 Residency.

Уляна Калуш поговорила з Анастасією Топольською про кар’єру, успіх, майбутні проєкти та материнство.

©фейсбук Anastasia Topolskaia

Настя, навіть найвіддаленіші від електронної музики люди знають твоє ім’я, сьогодні ти одна з найпопулярніших та активних український діджейок. Як ти ставишся до популярності? Чи завжди вона йде на користь виконавцю?

Это палка о двух концах: в чем-то она мне помогает, а в чем-то добавляет сложностей. Когда ты попадаешь на большую сцену, все начинают относиться к тебе предвзято. После того как ты стал популярен, дороги обратно, к корням, в андеграунд нет. Непосредственно предвзятость и предрассудки в отношении артистов, конечно же, мешают. Это очень сложный вопрос. Мне нравится пользоваться своей популярностью как инструментом для того, чтобы помочь другим. 

Когда мы начинали делать Strichka Festival, первые несколько лет я использовала все свои знакомства и популярность для того, чтобы поставить фестиваль на ноги, приглашала журналистов Mixmag, с которыми уже сотрудничала. Собственно, все, что я делаю сейчас, это тоже «шейр». Я как популярное лицо пользуюсь своими дивидендами для того, чтобы показать людям другой опыт. Мне неинтересно делать это для себя. Для меня мотивация заработать денег — это помочь сестре или построить дом маме. Когда я понимаю, что кому-то нужна моя помощь, это становится главной мотивацией добиться своего. Я никогда не преследовала цели удовлетворить свое эго. Мне кажется, что я просто шла, у меня хорошо получалось и я пришла туда, где я есть сейчас.

Чем мешает эта популярность? Мне она не мешает, наоборот, приносит больше пользы, чем вреда.

Чи легко знайти баланс?

Это абсолютно современная штука и мне иногда даже удается балансировать, но это приходит с опытом. Чувство баланса никому не дано врожденно, его все-таки нужно добиться и самому это выработать. Помимо того, что у меня есть лейбл, карьера, семья, ребенок и куча проектов, каждый день мне приходиться ставить приоритеты и выбирать то, что для меня важнее. Ты это делаешь ежесекундно и, как я люблю говорить, — ты выбираешь свою жизнь

Баланс нужен для того, чтобы не перегореть. Я сталкивалась с ощущением максимального выгорания, когда хотела завершить карьеру, но тут мне помогла медитация. Если ты не будешь развиваться параллельно еще и духовно, то все эти гонки, бизнес-модели, успех, они тебя поглотят — ты становишься просто заложником собственного успеха. И когда ты несешь ответственность за других, берешь на себя такие вещи, как лейбл, то, конечно, это очень большая нагрузка. Тут важно еще понимать, что если ты чего-то не успел, чего-то не сделал, то не нужно себя за это винить. У нас такой менталитет, что люди очень часто к себе требовательны. Я очень требовательна к себе и раньше могла себя «зачмырить», что где-то провтыкала, забыла, не сделала. Теперь я отношусь к этому намного проще и легче. Но баланс сам по себе не приходит, нужно научится отказываться от каких-то гастролей. В какой-то мере они определяют твой успех, когда ты постоянно выступаешь и все думают: «Блин, как круто! Посмотри, она столько гастролирует». Потом ты понимаешь, что в этом мало кайфа и тебе нужно поучиться от них отказаться, научится оставлять раз в месяц выходные открытыми, чтобы оставаться дома. Это все дается непросто, ты сразу думаешь, что теряешь деньги, пропускает классные вечеринки и как будто бы не при деле. Это психологическое давление, которое испытывает артист, изрядно зависящий от собственного успеха. Это как воронка, в которую ты попадаешь, и очень тяжело с нее выбраться. 

©фейсбук Anastasia Topolskaia

Поэтому последний год я очень сильно радуюсь и за себя, и за своих коллег, что они отдыхают больше, что они смогли все переоценить и сделать для себя очень полезные выводы.

Когда поняла, что зашла в тупик, что мне больше ничего не интересно, я подумала о том, что глупо просто уйти и оставить все, что у меня есть, выбросить на помойку и сказать: «Все, сорри, чуваки, лавочка прикрылась. Я больше в этом не участвую». Подумала, что нужно просто немного потерпеть, сделать доброе дело и передать эти возможности кому-то другому. Не знаю — все то, что я делаю сейчас, для меня это больше как миссия. Я думала, с кем было б интересно поработать, а с Дашей Колосовой у нас очень много общего: мы с ней с Луганской области, она была топлес-диджеем, я была DJ Beauty. Знаешь, сложно прорваться на сцену и заявить о себе серьезно, когда ты диджей бьюти или топлес. Это определенное испытание, которым наделена девушка, и таким девушкам, как я и Даша, еще сложнее всего добиться. Я наблюдала за какими-то публикациями в фейсбуке, где ее унижали, публично озвучивали сомнения, что она может быть хорошим диджеем. Я решила послушать то, что она играет, и она меня удивила — она очень классный диджей. По общению с ней я поняла, что она о музыке знает больше, чем я. Даша действительно такой диджей-задрот, который ковыряется, изучает и поэтому, собственно, она и преподает в «Культуре звука». Я на такое не способна, мне это не интересно, у меня плохая память и поэтому я диджей больше интуитивный. Все то, что я делала, в большей степени основано на чувствах, ощущениях, это все такое иррациональное. А Даша, она такая любопытная малышка, ей все интересно, она все запоминает, все знает, она очень классная.

 

Я послушала ее сеты и подумала, что это, наверное, то, что мне нужно. Мы начали выступать и дело пошло. Буквально 2 года прошло и за этот период Даша самоутвердилась, у нее были свои супер графики, гастроли, и все услышали, что она классная и всем понравилось. Я в этом случае как проводник. Меня часто так называют люди, которые меня знают. И мне приятно им быть, мне кажется, что это и есть мое предназначение — быть провожатым. Это классно, и я кайфую от этого, мне это больше всего нравится. 

В 2018 мы начали играть — и меня вдохновило, я взбодрилась. Помимо этого, в 2019 году я поехала на первую випассану. Я очень много поняла: что я на своем месте, просто переработалась, сильно устала и бросать не стоит,  что я еще могу сделать много классных дел. Поэтому, грубо говоря, я передумала. У меня стала вырисовываться картина того, что я хочу, как это сделать, как этого добиться — и очень много поменялось. Я Даше говорю, что мы были нужны друг другу. Я помогла ей, а она помогла мне. У нас взаимная симпатия, хорошие отношения, и я чувствую, что это было правильное решение.

Після віпасани в тебе зародилась ідея створити NECHTO?

Да, я поняла, что не смогу дальше заниматься Propaganda, поскольку у меня сильно поменялся музыкальный вкус. Это был лейбл более нишевой, спокойной хаус музыки. С того времени я очень быстро изменилась и стала тяготеть к сложному экспериментальному техно. Оно мне всегда нравилось, просто я не могла его на потоке играть, не могла его представлять. Это было бы неправильно — сделать лейбл экспериментальной музыки, если я ее не играю. Я решила, что правильно будет, если я буду искать ту музыку, которую я смогу играть. Ведь если я ее не буду играть, то как я буду предлагать играть ее другим людям?! 

Я не стала менять формат Propaganda, а просто решила сделать новый лейбл. Сперва у меня не было четкого представления, я не знала, чего хочу. Но сейчас, так как лишилась помощи лейбл-менеджера и стала вести все сама, то картинка раскрылась передо мной иначе. Теперь  я понимаю вещи по-другому, мне стало проще понимать, куда двигаться и что делать. 

NECHTO – это комплекс прикольных штук, которые не идеальны, и я не знаю, в чем они не идеальны. Но я уверена, что смогу добиться большего и знаю, как это сделать.

Як ти підбираєш музикантів для свого лейблу?

Для меня главное — музыка. Артисты для меня второстепенны. Я не смогу выпустить на сцену музыканта только потому, что у нас с ним хорошие отношения или потому, что я с ним дружу. Понимаешь, музыка требует честности: только когда ты искренен, честен и чувствуешь ее, только тогда ты в нее веришь и запускаешь во вселенную этот процесс. Только тогда я могу ее искреннее продвигать на энергетическом уровне, а не просто маркетинговом, ведь это не мое, я не умею так. Если я не верю в музыку, то я не смогу ее продвигать, это будет неэффективно. Поэтому, конечно, я выбираю в первую очередь музыку. Я могу с закрытыми глазами слушать демки и мне неважно, кто их писал — если мне нравится, то я пойду и посмотрю, кто этот артист, что и как, поспрашиваю, пообщаюсь. Но в первую очередь — это музыка, она должна со мной резонировать.

Через карантин в тебе злетіла маса виступів по всьому світу, проте ти зуміла провести цей час дуже продуктивно. У вересні від лейблу NECHTO ви провели подію в підтримку перших релізів, а в травні буде нова. Розкажи про наступну вечірку та партнерство з командою «СЕТАП». 

Это была моя идея. Мне показалось, что музыки недостаточно — мне просто скучно, а я люблю повышать планку что ли… В этом смысле я совсем не бизнесмен и готова потратить все свои деньги на идею — если я захочу ее, то я ее сделаю. Коллаборация с «СЕТАПОМ» очень дорогая, они стоят дороже, чем все артисты вместе взятые. 

 

З перших прев’ю зрозумілий масштаб — виглядає дійсно ефектно.

Я бы хотела сделать «некст левел». Понятно, что после этой вечеринки выйти еще на уровень выше будет непросто, но я решила рискнуть, поставить акцент на вижуале. Мне кажется, что это будет незабываемо. Музыка — это самое влиятельное искусство на сознание человека, но когда музыка объединяется с визуальной частью, то это космос. Мне хочется, чтобы это было незабываемым мероприятием, не похожим ни на что, чтобы это было реально NECHTO.

Я надеюсь, что все будет так, как и выглядит. Знаешь, я очень осторожно отношусь к ожиданиям, очень не люблю разочаровываться. Тут, конечно, немного стремно, потому что мы с этими ребятами работаем впервые и «дай бог», что это будет выглядеть так, как они это показывают на своих моделях в 3D. Мне кажется, что если это будет так, то это будет нереально… Хотя, даже если это будет немного хуже, то все равно будет классно.  

За карантин ти встигла відпочити від гастролей, проте працювати ти не перестала: лейбл NECHTO, серія відео-інтерв’ю True Talks, Scary Beautiful…

Я просто не хочу терять время, хочу классно делать какие-то прикольные штуки. Я обожаю свой True Talks, мне очень нравится брать интервью. Хоть я и не профессионал в этом, я же не претендую — мне просто нравится сам процесс и результат. Людям тоже нравится и интересно слушать, я очень многое о ребятах узнала, пока брала интервью. Scary Beautiful имеет свое предназначение — открывать дверь на сцену новым артистам, которые никогда на ней не были. Буквально любой человек, с любого села или уголка мира может мне прислать трек и, если мне понравится его музыка, я отыграю, выпущу, а для молодых артистов это очень много значит. Я понимаю, что это продолжение того, что я сделала с Дашей Колосовой, артистами лейбла — я успеваю помогать ребятам, которые еще даже никому не известны. Проект прикольный, он и Украину подсвечивает, и ребят, и я без дела не сижу. Все-таки мне нравится заниматься полезными делами.

Що тобі ще вдалося реалізувати на карантині?

Времени не хватает: раз в Колумбию полетела, раз и в Черновцы поехала, сейчас сижу — простудилась, а завтра улетаю в Индию. Если честно, то и музыку, кроме демок, никакой не слушаю. У меня завал на почте — чтобы все переслушать нужна неделя. Я слушаю, отбираю, — за 7 дней 65 новых писем — на это идет очень много сил и энергии. Я сейчас сосредоточена на том, чтобы собрать демки для второго сезона Scary beautiful, ведь мы его начинаем снимать после 20-го апреля и к тому времени все должно быть готово. У меня осталось меньше месяца на то, чтобы скомбинировать 5 эпизодов, а у меня пока их нет. Мне нужно будет еще все послушать, а если не будет хватать, то нужно будет своих пацанов пинками подтолкнуть, что, мол, давайте мне музон, чего вы сидите без дела?! (смеется)

Фото: Hanna Hrabarska

Я понимаю, что для Splinter UA, Symonenko, #BSKD лейбл — это как свежий воздух, для них это как новая, более конкретная мотивация. Когда ты выпустил одну пластинку на одном лейбле — это прикольно, но когда ты знаешь, что лейбл всегда ждет твоих демок — это очень круто! У меня было уже в планах, чтобы я их подготовила, презентовала, а дальше уже в свое плаванье отправила. Я очень хочу, чтобы у них был свой путь, у каждого из них, чтобы они шли своим путем. Я знаю: смогу их презентовать, показать их миру. И я этого очень жду. Когда закончится карантин, то я обязательно сделаю то, что задумала.

Лейбл я сама не потяну и, если честно, то так неинтересно. Я хочу создать вокруг него команду, но это должно быть по-честному, а не так, что поюзала пацанов, они мне написали крутых пластинок, а потом ко мне пришел крутой чувак, я всех бросила и начала заниматься только им. Мне хочется, чтобы это было какое-то общее дело, чтобы они понимали свою участь. Я хочу делать совместные поездки, к примеру, просто собраться и в Карпаты на неделю, снять отель, там тусоваться, общаться, провести время — такие корпоративные поездки. У меня очень много планов и желаний на этот счет. Я хочу, чтобы это было что-то общее и более устойчивое, целостное. Мне одной лейбл не нужен, я же музыку даже не пишу, нафига он мне?!

До речі, розкажи про свій проєкт SHEIS. Як i коли вiн народився?  

Ему 1,5 года и это проект для квир-вечеринок. Мне нравится наряжаться, нравится эта энергетика, мне нравится быть с этими людьми на этих вечеринках. Они такие настоящие, там нет снобов, которые стоят в уголке и слушают, что ты старый трек поставила, неправильно свела или совсем паровоз пустила. Тут люди просто отрываются и им пофиг на самом деле, как и что ты играешь. Им весело, тебе весело, веселимся все вместе. Мне кажется, что в этом и отличие квир-вечеринок от тех вечеринок, на которых выступает диджей NASTIA. Я хотела проложить себе путь к этой тусовке, думала, как это сделать, и возник проект SHEIS, где я могу играть похожую музыку с той, что я играю, как NASTIA, но в целом проекты отличаются. Мне нравится придумывать наряды, наряжаться, закрывать лицо, я очень люблю играть в маске и мне нравится, когда люди не видят моего лица, моих эмоций — тогда легче раскрыться. Когда я играю как NASTIA, публика как будто чего-то от меня ждет, смотрят на меня и такие: «Ну давай, что-то уже сделай, взмахни рукой, потанцуй, улыбнись». Меня это немного напрягает. В SHEIS я просто стала: у меня только глаза и я что хочу, то и делаю под маской (кривляюсь, улыбаюсь, язык показываю и т. д.). Это все весело, прикольно и освобождает меня от этих ожиданий. 

Чи зустрічалася з тим, що публіка може бути надто інтенсивною?

Конечно, встречалась. Но я в первую очередь езжу играть для людей, и если им классно, если они рядом, на одном уровне, они могут подойти и какие-то выходки сделать. Но это все равно, это же вечеринка. Главное, чтобы было весело, чтобы все кайфовали и были на одной волне. Просто этот поток создать непросто, но это возможно и чаще получается, чем не получается.

Бывает и такое, когда ты чувствуешь себя лишней на выступлениях. Ты приезжаешь и понимаешь, что твоя музыка к этому месту не подходит, люди эту музыку не понимают, они хотят другого, а ты стоишь и вынужденно их обламываешь, потому что ты не способен их удовлетворить. Иногда ты попадаешь на коммерческую вечеринку или фестиваль, потому что упустил какую-то деталь в букинге, и получаешься таким залетным артистом, который не в том месте, не в то время. Это очень тяжело, тяжело всем: и промоутеру, и диджею, и публике. Такое иногда случается.

За свою кар’єру ти обїздила весь світ, стала першою українською резиденткою британської радіостанції BBC Radio 1 Residency, виступала на Boiler Room. У тебе залишилися незакриті гештальти стосовно івентів, де хотілось би зіграти?

Раньше были, а сейчас их нет. Понимаешь, каждый из нас находится там, где он должен быть. Если я где-то еще не выступила — ну и ладно, позже выступлю, а если и позже не выступлю, то значит, я не должна была там выступать. У меня нет горячки, когда я срочно насилую своих агентов, чтобы они меня туда протолкнули и добились моего выступления. Не знаю, интересно было бы поиграть в Berghain, чисто с точки зрения опыта. Ты знаешь, я тебе честно скажу, что сколько у меня не было таких целей, желаний, когда я их добивалась, это было совсем не то, что я себе представляла — это было гораздо хуже… Я себе воображала, что этот фестиваль — он нереально крутой. я готовлюсь, треки, весь компьютер переслушиваю, уши и голова квадратные, уже ничего не понимаешь, но зато ты готов. Приходишь и понимаешь, что все то, что ты подготовил, оно нафиг никому не надо, все намного проще и не нужно было так париться. В последнее время я перестала совсем париться и поняла, что даже если я поставила какой-то трек и потом скажут, что это попса (хотя я попсу не играю, не играю ремиксы на русские песни), если диджей кайфует и ему классно, то скорее всего, большинству понравится. 

Очень важно, чтобы диджей умел находить компромиссы. Нужно понимать, что у каждого трека есть свое место и время.

@atonal.col x @hype_colombia

Серед київських діджеїв я відчула, що все більше музикантів перестрибують з жанру на жанр і не бояться експерементувати. 

У нас в Киеве просто хорошие диджеи, но в целом, если брать общий срез, то у каждого свой формат. Мы сейчас делали B2B2B2B для 10-летия Mixmag — 20 артистов, и каждый играл по 3 трека. Я играла между Charlotte de Witte и SHERELLE. Вот de Witte заканчивает 134 BPM, а SHERELLE начинает 160 и я между ними, как прокладка. Мне нужно соединить техно и начать его с 134 ударов в минуту, что для меня не свойственно, потому что я играю сейчас намного быстрее — для меня это медленный танец. Шарлотта не хотела уступать, и я сказала чувакам: «Сорри, или четыре трека, или пусть они меняют BPM». Перейти за три трека — это нереально. Конечно, круто, что меня так высоко оценили — что я способна на такой маневр… В целом, это бы не звучало круто, потому что в эфире слышно, когда ты постепенно разгоняешь трек.  Я думаю, что была единственной за весь этот B2B, которая сыграла переломную роль в этом сете.

Это к теме того, что у каждого диджея есть свой жанр, ранг и мало таких, как я, как Кайл, как Колосова, которые могут все что угодно сыграть и сыграть это круто, вовремя и прыгать по BPM. Это очень круто, это отличает нас от всех остальных. В общем, все остальные бьют по одной точке, они идут одним путем и не вводят свою аудитоию в заблуждения. Поскольку у таких диджеев, как я, нет стабильной аудитории, то я каждый раз играю что-то другое… Таким людям сложнее собрать постоянную публику, своих фанов, которые будут за тобой следить и с тобой идти, потому что ты не можешь угодить всем с точки зрения вкусов. Кто-то любит техно, кто-то любит джангл, но любитель техно скорее пойдет к техно артисту, который играет чистое техно, а джангловый любитель пойдет к джангловому артисту, который играет чистый джангл. Поэтому таких людей, которые бы слушали все подряд, их не так уж и много, и они то отваливаются, то прибывают, и это постоянная миграция. Это далеко не простое решение на самом деле…

 

Тобто діджеї бояться втратити свою аудиторію, яка за ними йде?

Да, они поняли, что их окрестили техно диджеями и они будут бить по техно, потому что они друг от друга зависят.

Ти також мама, твоїй дочці 13 років. Як ти поєднувала активні гастролі та материнство? Як часто Уля їздила з тобою на виступи? 

Да, я родила в 20. Она у меня недавно спрашивала: «Мама, а ты как бы хотела — родить рано и быть молодой мамой, или все успеть, состоятся, потусить и родить попозже, но ты уже не молодая мама и с ребенком не так прикольно?!». Я выбрала второй вариант, потому что родить рано и вести такую деятельность — это непросто и в этом смысле вы обе будете потерпать. Я часто размышляю на тему того, как бы было круто, если бы у меня не было ребенка. Я бы полетела в Берлин на месяц, ходила бы себе, пластинки слушала, была бы в теме, со всеми тусила, ходила бы на вечеринки и угорала… Это то, что я себе, в принципе, морально не могу позволить, потому что ты в таком очередном угаре просыпаешься и думаешь: «Блин, меня там Ульяна ждет и, наверное, скучает». Ты такая в говне тусишь, валяешся после очередной вечеринки, а тебя там ребенок ждет и думает: «Где моя мамочка? Я так соскучилась!». Это ужасное давление, и ты чувствуешь себя ответственным, потому что нужно что-то выбрать. И ты, конечно, выберешь, что нужно ехать домой, нельзя сильно угорать, пропадать, нельзя менять билеты и план должен быть планом, и очень много под это все подвязано. Но с другой стороны — я не знаю кем бы я была, если бы не Ульяна. Я не знаю, куда бы меня занесло и что бы со мной было, если бы не было этой ответственности.

©фейсбук Anastasia Topolskaia

Все равно я чувствую себя аутсайдером тусовки: в 20 родила и, можно сказать, не дотусила. Мне повезло, что это никаким боком не выходит, нет каких-то эффектов, но в большинстве случаев — это неправильный этап развития. Для всего есть свое время и все должно быть вовремя. Поэтому в современном мире я бы девочкам не советовала рожать в 20. Тусите, путешествуйте, поживите вдвоем с партнером. И только когда вам станет скучно и вы поймете, что хорошо друг друга знаете, уже много где побывали, в карьере состоялись, тогда вам есть что разделить с вашим будущим поколением. Нам с Ульяной отчасти повезло, а отчасти я все равно выгребаю.

Ти мудро на це дивишся. Пам’ятаю, колись працювала на вечірці, де грали Octa One, і туди прийшов тато з дочкою. Як він потім сказав: «В молодості не дотусив». А тут два зайці одним махом — вечірку відвідає і за дочкою пригляне. 

Для мене абсолютно інший рівень батьківства!

Я тоже уверена, что Ульяна со мной будет ходить. Она уже была со мной на фестивалях, вечеринках. Как только ей станет интересно, то я тоже с радостью буду тусоваться с ней в одном пространстве. Но все равно, дети не будут себя чувствовать максимально уверенно и расслабленно, когда рядом где-то есть родители.

Ти б хотіла, щоб Уляна займалась діджеїнгом?

Нет, думаю, нет. До того времени, пока она подрастет, диджеинг будет совершенно в другом формате и форме, а мы все вымрем как динозавры. Уже будут какие-то автоматические программы с этим диджитал прогрессом, и уже в клубы свои никто диджеев звать не будет.

Зараз вже проводять вечірки у віар окулярах у зумі. 

І останнє питання: які в тебе цілі на найближчі роки? 

Пока что нет особенных планов. В тех обстоятельствах, в которых мы находимся сейчас, планов особенно не построишь. Я такой человек — люблю, когда потоком все. Так появился True Talks и Scary Beautiful. Все, что я делаю, оно рождается абсолютно естественным путем. У меня на данный момент столько проектов, что когда возобновятся гастроли, я не буду успевать все это делать. Поэтому в планах на этот год ивенты и NECHTO. Единственное, что бы я хотела, то это вывести NECHTO на другой уровень. Здесь, в Украине, руки развязаны в том плане, что у меня есть все инструменты для того, чтобы сделать этот бренд крутым. Но я бы хотела делать шоу-кейсы и за границей. Наверное, это будет основной фокус как для лейбла, так и для меня. Это будет главная цель: когда мы снова начнем гастролировать и делать туры, то в первую очередь мне будет интересно делать шоу-кейсы NECHTO. Это будет то, чего мне сейчас не хватает.

Фото: Hanna Hrabarska

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Більше матеріалів

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: