Підтримати

Розмова з Костянтином Дорошенко про Маріанну Холленштайн та пошуки нових виходів у мистецтві

exc-5ced860315fcc0df1af64986

25 травня арт-простір SET офіційно відкрився та представив перший проект — виставку Маріанни Холленштайн «Стан Людини». Що характерно — куратором події став відомий арт-критик та куратор — Костянтин Дорошенко.

Виставка Маріанни поєднала в собі живопис, графіку й інсталяції з різних циклів. Серед них — роботи минулих років, а також ті, які художниця створила спеціально для проекту в Києві.

Ми зустрілся з Костянтином та поговорили з ним про Маріанну Холленштайн, пієтизм в українській традиції та пошуки нових виходів у мистецтві.

D0F48769-25D4-4B8B-BB65-DAF195TGRBGR3728AE copy.jpg

Про виставку 

Территория искусства и культуры интересна тем, что там все переплетено, будто в каком-нибудь гобелене или ковре. Если ты находишься на этой территории и что-то из себя представляешь, то многие проекты, знакомства и встречи появляются сами по себе.

Мы познакомились с Марианной Холленштайн на Kyiv Art Week в 2018 году, где я представлял литовско-украинский проект «Ужупис: ответственность за свободу». Она пришла со своей подругой — украинским дизайнером Катей Бяковой — посмотреть неделю искусств.

По просьбе Марианны, я провел ей специальный кураторский тур, тогда же и узнал, что она сценограф и художник. Я посмотрел ее работы, и меня очень зацепил странный орнамент, с которым она работает и которым заполняет свои произведения. Сперва — это было эстетическое и визуальное впечатление. Потом Марианна передала мне свои каталоги, и я более глубоко начал изучать ее искусство.

Про головні теми в мистецтві Маріанни Холленштайн  

Нас с Марианной волнуют одни и те же темы: память, широта спектра прав человека, гуманизм, что такое «человек» в сегодняшнем мире, а также Холокост — одна из главных болевых точек в европейском культурном самосознании и, безусловно, значимая тема для Украины.

Мы не раскрыли для себя должным образом вопрос Холокоста. У нас есть печальная тенденция, точно такая же, как и в Польше — прятаться от этой темы и делать вид, что трагедию создали некие «они», чужие. Мы все еще не в состоянии сделать то, что должны были сделать давно — признать, что еврейские погромы устраивали мы и в Холокосте участвовали тоже мы. Украинцы это делали так же, как и другие нации Европы. Нужно признать этот позор и раскаяться, чтобы дальше спокойно и открыто идти в будущее. 

Про Ханну Арендт

К теме Холокоста Марианна подходит с разных сторон, изучая произведения еврейских философов, художниц, литераторов. Очень серьезное значение она придает Ханне Арендт.

Арендт — одна из самых контроверсионных персон в современной философии. С одной стороны — убежденный антинацист, она иммигрировала в США и ее называют американским философом; с другой стороны — ее трактовка прав человека слишком широка для Америки.

Если рассматривать взгляды Ханны Арендт, для нее право на мнение и действие включают широчайшие рамки, даже максимально радикальные, и никто не может это право отнять.

Ее широта понимания прав человека смущает теоретиков права США: Арендт слишком близка к анархизму, чтобы считать ее либеральным мыслителем.

Про Венеційську бієнале 

Венецианская биеннале 2019 года проходит под лозунгом «Чтобы ты жил в интересные времена». Уже в сам лозунг заложена ирония. Слова приписываются Конфуцию и считаются китайским проклятием, но, на самом деле — это фраза британского происхождения.

Ральф Ругофф, куратор нынешней биеннале, поднимает вопрос фейков, которые в информационном цунами воспринимаются некритично. Вот и фраза Конфуция может оказаться подвохом, так же, как и ее значение.

В интересных временах проклятия никакого нет, напротив — в них находится огромное количество возможностей, которые мы, исходя из своих стереотипов, не в состоянии осознать.

Биеннале достаточно оптимистична и говорит о том, что нам стоит посмотреть по сторонам, и в том, что нам кажется тупиковым или трагичным, увидеть новые возможности. Две предыдущие биеннале были пессимистичными: они констатировали, что выхода нет.

Про пошуки нових виходів у мистецтві

Многие современные интеллектуалы прекратили смотреть на вещи трагически. Они вышли из состояния фрустрации и паники и предложили в неприятных, странных и сложных вещах попытаться увидеть новые выходы для человечества.

Это напоминает идею нейроразнообразия, которая появилась в психиатрии в США, когда отказались от демонизации аутизма, который приравнивали к шизофрении. Когда начали изучать этот феномен, поняли, что аутизм — совершенно иной способ восприятия мира, который дает иные возможности. Точно такой же взгляд нам предлагает центральный проект Венецианской биеннале и Марианна Холленштайн: среди трагических событий она предполагает возможность найти новый выход.  

Про експозицію 

К экспозиции Марианна относится свободно, даже брутально, что совершенно не свойственно для украинской традиции. У нас считается, что есть контркультура — треш, и в нем, конечно, можно из говна и палок что-то делать, потому что это весело. А вот презентация в галерейном пространстве должна быть аккуратной. Холленштайн позволяет себе прибивать живописные холсты гвоздями к стене, убирая дистанцию меду искусством и повседневностью.

Про пієтизм у мистецтві

Холленштайн предлагает отказаться в пространстве от пиетизма в отношении искусства и воспринимать его как живую вещь. Мы до сих пор считаем, что картина должна быть в раме. Посмотрите, как люди украшают свои дома. Хипстерство невероятно аккуратно. Современная молодежь во многом, к сожалению, боится игры без правил.

Марианна Холленштайн — продолжатель практики художников ХХ века, из которых вырос постмодернизм: Роберта Раушенберга, Орлан, Йозефа Бойса — людей, которые могли создавать искусство из всего и не боялись перехода от классической эстетики к тому, что считалось уродливым и неприемлемым.  

Про новий світ

60-ые годы 20 века похоронили старую Европу, а из этого появился новый мир, который мы хороним сейчас. Пришли новые медиа, социальные сети и никто уже не может ничего диктовать. В этот мир легко войдут люди, которые рождаются сейчас, они с пеленок — с планшетом в руке. Все мы, рожденные в ламповую эпоху, будем всегда испытывать определенные неудобства в новом мире. Марианна Холленштайн играет с подобным неудобством: создает странные сочетания, объект из целлофана, который нами воспринимается как мусор, и вдруг Марианна красит его в нежно-розовый цвет и предлагает им полюбоваться. Для Европы это не новые подходы, но для нас — это вызов.  

Про кураторство

Куратор работает по-разному. Он видит идею и обращается к художникам и художницам, а бывают случаи, когда встречает яркого автора и уже во взаимодействии с ним рождается идея к экспозиции. Так у меня было, например, с Романом Михайловым, когда я делал его выставку «Страх». Тогда он предстал как живописец, многие мне говорили, что по-новому открыли его для себя в роли художника.

Тоже самое с Марианной: у нее большой пласт наработанных вещей. Здесь в Киеве мы представляем не один проект и выстраиваем свою логику.

Определение состояние человека — главная тема ее творчества. Марианна объединяет две главные точки визуального искусства: она рисует на простых поверхностях, но при этом ее перформанс — акт танца и психологической зарисовки. Именно в этом объединении и заключается ее успешность: это интересно и попадает в точку нашего понимания искусства.  

Про естетизм

Ждать от искусства эстетического украшения перестали еще в конце XIX века, но в Украине среди потребителей все еще приходиться слышать, что что-то красиво, а что-то нет. Эстетическое зависит от интеллектуального: чем более развит ваш разум, тем больше для вас открыто возможностей эстетического удовольствия. Чем больше в вашем разуме стереотипов, тем меньше вы видите нюансов. Ортега-и-Гассет писал о том, что настоящий развитый вкус — когда человек начинает видеть эстетическое, красивое в том, что максимально отдалено от повторения природы.

Про метамодернізм

Трактовка метамодернизма во многом повторяет то, что из себя представляет постмодернизм, но если совсем упрощать, то с добавлением «мимими». В метамодернисте нет сарказма, злости и иронии постмодерниста, он воспринимает все спокойно и с интересом.

В осмысленности этого термина нам еще разбираться и разбираться, возможно, потом мы вообще забудем его, как промежуточный.  

Про SET

Такое место необходимо Киеву, потому что, во-первых, оно возвращает искусство в один из самых красивых домов и — в настоящий центр города.

Во-вторых, для меня важна концепция SET. Большинство украинских арт-центров и институций так или иначе идеологизированы. SET — территория, которая может позволить себе присутствие разных идеологий и не берет на себя проповедническую функцию, здесь мы видим предложение диалога, заявку на широкую теоризацию искусства. Собственно, это то, о чем и нынешняя Венецианское биеннале, и преславутый метамодернизм — предложение смотреть на мир другими глазами.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Більше матеріалів

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: