Розмова з Євгеном Березницьким про Kyiv Art Week та українське графіті

Ми поговорили з куратором Куратора Kyiv Art Week, Євгеном Березницьким, про художників в Україні, радянську спадщину та основну задачу тижня мистецтва в Україні.

Про Kyiv Art Week 

2n.jpg

Наше самое большое достижение — то, что мы обеспечиваем общее культурное образование. Kyiv Art Week — некоммерческий фестиваль, он поддерживает институции, которые осуществляют систематическую программную работу по популяризации современного искусства.

Kyiv Art Fair — это ярмарка, стимул для процесса монетизации культурного продукта. Впрочем, у нас много посетителей, которые по-прежнему расценивают это мероприятие как выставку. Более того, я не понимаю критику от «арт-профессионалов», которые говорят: «Ах, это выставка без концепции». Конечно, это не выставка! Kyiv Art Fair — это ярмарка, где галереи представляют не концептуальные проекты, а свою лучшую программу и художников, которых они продают. Наша задача — показать, что искусство может быть приобретено и оно доступно.

Про медіуми

Самый дорогой художник в мире — Герхард Рихтер — живописец. Живопись по-прежнему остается самым востребованным медиа. Это не значит, что другие медиа не должны существовать. Искусство прекрасно и многообразно, цивилизация не стоит на месте, и технологии развиваются.

Например, появились виртуальные музеи, не с картиночками на сайте, а которые содержат экспонаты, существующие только в виртуальной среде.  

Про художників в Україні 

Украина в современном мире искусства существует чуть-чуть. Есть много классных художников с потенциалом, которые не имеют своего места в мире искусства в силу того, что они не развиваются. Люди не знают английского языка, не умеют переписываться, договариваться и не хотят этому учиться.

Мне не нравится систематическое грантоедство. Некоторые рассматривают их получение не как средство, а как цель и существуют за счет грантов.

Резиденция — фактически тот же грант, но она про обмен идеями, налаживание горизонтальных связей, общение с другими художниками и кураторами, а не чтобы пивка попить.

Про роботу з музеями

Мы поменяли тактику работы и практически не работали в этом году с музеями, потому что устали. Моя команда вкладывала свои ресурсы в чужое пространство и отдавала им содержательную, техническую и коммуникационную часть. Тогда страдали другие компоненты фестиваля, и я объявил, что мы будем работать с теми, кто хочет сотрудничать и предпринимать усилия, обеспечивая со своей стороны трату ресурсов. Мы готовы были делиться своим финансированием, которое получаем от города, но ответа не получили ни от кого.  

Про кураторство 

Было много заявок на кураторский конкурс, но все они зажаты. Иностранные проекты слишком пресные, а украинские — слишком локальные. Среда ориентируется на среду.

Можно делать умные вещи, но с изрядной долей самоиронии, при этом работая со зрителем, а не заигрывая с ним. Гостю должно быть интересно. Современное искусство и так непонятно, не надо делать его еще более непонятным. Одно и то же произведение, изолированное в себе, в рамках контекста выставки может прозвучать.

Задача и роль куратора — это про сторителлинг и то, как ты выписываешь визуальным образом свою идею, а не про экспозицию или написание текста.

Хороший пример — выставка в галерее BURSA «Небо Синє-Синє» совместно с музеем Ивана Гончара. Искусство не должно быть сложным, медленным и приносить страдания. Нудная хуйня останется на уровне нудной хуйни.

3n.jpg

Про радянську спадщину

Есть вещи из советского наследия, которые нужно удалить. Но тот же памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко — это ведь не просто памятник. Он был сделан для мировой выставки и точно так же, как памятник Щорсу, имел много исторически важных компонентов.

Румынский проект на его месте — достаточно смешной. У них это называется «путешествующее искусство», когда они всякую хрень ставят по разным странам мира.

Я не понимаю, как людям донести, что должна быть ответственность за вторжение в общественное пространство. Когда навязываешь свой вкус — ничего хорошего в этом нет.

Про графіті

Есть несколько видов граффити — заказные и те, которые относятся к вандализму. В странах, где за этим следят с административной точки зрения, граффитист — полулегальный, андеграундный боец, которые в любой момент может быть застукан и пойман. На каждого заведена папочка, которая, если тебя ловят, является доказательством злодеяний. И эта папочка имеет экономическое измерение: ты должен или компенсировать ущерб, или сесть в тюрьму. Вот это хардкор. А как у нас граффитист может быть наказан? Административным протоколом на 170 гривен? Ха-ха-ха.

Граффити — определенно искусство, но только тогда, когда оно находится в зоне опасности.

Про вплив у мистецтві

Мне нравится заниматься искусством, потому что я люблю влиять. Культура — самый эффективный способ. Искусство — песочница, в которой нужно показывать как процессы работают, чтобы люди у власти видели это и реформировали культурную ситуацию.

Недавно общался с другом, говорю ему, что хочу бросить все это дело, а он мне: «Я с тобой общаться перестану. Ты — человек, меняющий ситуацию в стране».

Авторка: Настя Калита

Фотограф: Степан Назаров

Nastya Kalita