Підтримати

Татьяна и Борис Гриневы: «Постоянно появляется коллекционный зуд, но все приобрести нельзя»

exc-5d2708cf27a3700001798a24
exc-5d2708cf27a3700001798a24

Свою коллекцию украинского искусства ХХ века Татьяна и Борис Гриневы начали формировать в 1994-м году. Художников, чьи работы представлены в коллекции, — сотни, в частности Александр Аксинин, Анатолий Базилевич, Давид Бурлюк, Михаил Вайнштейн, Леонид Войцехов, Николай Глущенко, Александр Гнилицкий, Яков Гниздовский, Михаил Дерегус, Александр Дубовик, Юрий Егоров, Василий Ермилов, Александр Животков, Виктор Зарецкий, Василий Касиян, Зеновий Кецало, Борис Косарев, Анатолий Криволап, Леопольд Левицький, Павел Маков, Владимир Микита, Борис Михайлов, Георгий Нарбут, Галина Неледва, Иван Остафийчук, Оксана Павленко, Сергей Параджанов, Мария Приймаченко, Влада Ралко, Арсен Савадов, Роман Сельский, Татьяна Яблонская и другие.

Среди основных направлений коллекции можно выделить три: нонконформизм, фотография, современное украинское искусство. Поводом к этому разговору послужила затея, которую Гриневы совместно с Клубом коллекционеров реализуют уже два года. Суть в том, чтобы подарить французскому Центру Жоржа Помпиду произведения украинского искусства. Центр Жоржа Помпиду был открыт в 1977 году. Сейчас в фондах музея более 100 тысяч произведений искусства, созданных художниками из 90 стран. 

«Центр Помпиду, в частности его директор Бернар Блистен, два года работали с ландшафтом Украины. Россияне не хотели бы, чтобы украинские художники были отдельно представлены в Помпиду, ведь они всегда рассказывают, что все, что было в Советском Союзе, автоматически перешло в Россию, — рассказывают Гриневы. — В Украине есть художники, которые достойно были представлены в определенных разделах коллекции Помпиду, они ложатся в концепцию этого музея. Условие Помпиду — работы не могут попадать в музей от частных лиц или от художников, они могут попадать только от какой-то организации. Поэтому и был зарегистрирован Клуб коллекционеров — единомышленников, стремящихся к тому, чтобы Украина появилась в Помпиду».

Борис Михайлов. Без назви

Борис Михайлов. Без назви

Сколько работ украинских художников передается во Францию?

Пока не известно. Работы будут передаваться сериями. В частности, Помпиду хочет «Красную серию» Бориса Михайлова, которую сейчас на выставке в PinchukArtCentre можно посмотреть. Хотят работы Евгения Павлова из серии «Тотальная фотография». Часть работ передаст Музей современного искусства Одессы. Будут переданы работы художников-шестидесятников. Мы в этой передаче отвечаем за фотографию, так как это одно из основных направлений нашей коллекции.

Сама передача состоится в следующем году?

Да, летом 2020-о года в Помпиду откроется выставка, после которой и будет совершен этот дар. Сейчас мы на стадии отбора экспонатов.

Смысл события — популяризация украинского искусства за границей. И эта популяризация происходит посредством коллекционеров, а не государства…

Государство могло бы к присоединиться и поддержать инициативу. В России, кстати, подобное мероприятие было поддержано на государственном уровне. Хотя инициатива и выглядела, как частная, но внутренне за ней стояло государство.  У нас пока идет смена власти, но мы видим, что государство собирается поддерживать современное искусство в Украине путем создания Музея современного искусства или подразделения современного искусства в Национальном художественном музее.  

В целом неформальное украинское искусство больше сохраняют все же коллекционеры, а не государство?

Искусство конца ХХ века, концептуальное; то, что попадает под формат современное украинское искусство не по времени, а по исполнению, — конечно, это все находится в коллекциях, а часть утрачена вообще. Сейчас предпринимаются шаги по возврату части работ, в том числе путем приобретения их за границей.

Например?

Виктор Пинчук купил большое количество полотен Олега Голосия, который сейчас выставлен в Мистецьком Арсенале. Евгений Карась купил на зарубежных аукционах несколько работ этого художника и привез в Украину, они теперь в украинских руках. Есть коллекционер, у которого самое большое собрание Виктора Зарецкого, — так он сейчас приобретает антикварные украинские работы на западных аукционах, возвращает в страну.

Олег Голосій. Монолог, 1989

Олег Голосій. Монолог, 1989

На каком этапе находится Ваша коллекция? Часть белых пятен заполнена, но сколько их еще осталось?

Наша коллекция живая, идет ее постоянное пополнение. Белые пятна есть все время. Они возникают по мере того, как систематизируется наша коллекция.  Формирование коллекции — бесконечный процесс, как и пополнение фондов музея. Лучшее враг хорошего. Постоянно появляется коллекционный зуд, но все приобрести нельзя. Есть определенные планы, которые связаны с усилением коллекции, и поэтому мы постоянно работаем над этим, находимся в переговорах по пополнению нашей коллекции.

Вы одни из немногих коллекционеров, которые публично работают со своим собранием. Для Вас приоритет оцифровка или проведение выставок?  

И то, и другое очень важно. Мы не проводим большую выставку нашей коллекции, хотя и хотелось бы, но для этого необходимо приложить много усилий. Каждая выставка — демонстрация небольшого тематического фрагмента коллекции. Поэтому важно проведение выставок, популяризация определенных направлений. Люди должны живьем видеть, что находится в коллекции. Сайт тоже важен: благодаря ему понятно, какой большой массив работ музейного уровня находится в частной коллекции.

Как вы вдвоем коллекционируете? Бывало ли, что ругались из-за покупки какой-то работы?

Нет, мы никогда не ругались из-за покупки работ. Иногда возникали недоразумения и сожаления, когда мы не приобретали какую-то работу. Когда покупаешь картину, не сразу может быть заметна ее значимость. Важно и то, какую часть жизни автора занимает конкретная работа. Ведь у каждого художника есть периоды лучшие, знаковые, и неудачные. 

Анна Звягінцева. Нашарування, 2012

Анна Звягінцева. Нашарування, 2012

Какие художники ваши любимые?

Коллекционирование — это дело жизни: серьезное, как работа. А любовь случается периодами.

Да, коллекционирование это такая работа, на которую еще и деньги тратишь.

Чтобы заниматься коллекционированием, должен быть какой-то капитал. Коллекционирование — убыточное мероприятие. Приобретая работу, ты заранее должен понимать, что это приносит удовлетворение собственных чувств, в которых ты можешь и ошибаться. Понравилось, загорелся, приобрел, а потом оказывается, что работа — ничто. Подобное часто с коллекционерами случается.

То есть коллекционеры — эмоционально нестабильные люди?

Они стабильные, потому что этим занимаются. Наибольшее огорчение связано с подделками. Мы переставали заниматься коллекционированием работ определенного художника, как только видели, что появляется не рынок работ, а рынок подделок. Есть ряд художников, которых желательно не приобретать.

Например?

Глущенко, Васильковский, Яблонская, Бедзир, Кремницкая, Лерман, Цветкова, Хрущ. Всегда было модно и престижно в офисе, в кабинете или дома вывешивать работы на стены. И поэтому подделки связаны не с коллекционированием, а  рассчитаны на людей, которые хотят иметь эту работу. Она хорошего качества, и никто лет сто не будет думать, что ее нужно проверять на идентичность. Это связано с тем, что люди в принципе любят красивое на стене. Если же подделка попала к коллекционеру, то недобросовестный реализатор живописи получает черную метку, с ним перестают работать.  

Текст: Катерина Лебедева

Світлини: Grynyov Art Foundation

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Зберегти

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: