Сергій Мельниченко: «Творчество заканчивается, когда проект отснят. Тогда начинается ремесло»

exc-5d2af9a44c218400014cb0aa

Живые, ироничные, иногда жесткие, но всегда правдивые фотографии Сергея Мельниченко сделали его востребованным и узнаваемым автором. Он начал свой путь с любительской фотографии, а теперь выставляется на престижных мировых арт-ярмарках вроде Paris Photo и Art Basel. Его выставки проходят по всему миру, а фото публикуют ведущие профильные издания.

Недавно в Гонконге в пространстве f22 foto space открылась выставка серии работ Сергея «От заката до рассвета» (From Dusk Till Dawn).

Андрей Сигунцов встретился с Сергеем накануне открытия выставки «Запретное изображение» в PinchukArtCentre и поговорил о карьере, заработке, собственной фотографической школе и коллективе MYPH.

MON_6333.JPG

Ты только что вернулся из Гонконга, где открылась твоя персональная выставка. Ещё сейчас проходит твоя выставка в Харькове в «COME IN» gallery, открылась выставка, посвящённая Борису Михайлову и Харьковской школе фотографии, с твоим участием в PinchukArtCentre, а в пространстве AkT проходит выставка об UPHA (Украинской фотографической альтернативе). Наверное, еще какая-то выставка есть?

Нет! Пока что всего 4!

Знаешь ли ты каких-то украинских фотографов у которых сейчас больше выставок проходит, чем у тебя?

Наверное, у Бориса Михайлова. На самом деле, это не главное, просто так совпало, активное лето выдалось.

Расскажи про выставку в Гонконге. Как удалось договориться с галереей f22 foto space? Я не помню, чтобы украинской фотографией интересовались в Гонконге.

Безусловно, это очень приятно, но все это плоды ранней работы. Я тесно работал с темой Азии на протяжении почти 3 лет и, на самом деле, ждал когда мне удастся показать там свои работы. Думал, что предложение выставиться поступит быстрее, ведь моя китайская серия была опубликована во множестве китайских медиа и СМИ. Но тут важно качество, потому что это не какая-то галерея размером 2х3 метра на окраине, выставка не ради самого факта выставки. По факту, это моя небольшая ретроспектива на два этажа в центре Гонконга. Галерея специализируется исключительно на фотографии. Следующей будет выставка Роджера Баллена — фотографа, автора клипов группы Die Antwoord и создателя мрачной эстетики ballenesque. Думаю, это многое говорит об уровне и вкусах галереи.

_DSA6328.jpg

Какие три самые важные выставки ты б выделил в своей карьере?

Думаю, что текущую выставку в Гонконге, потому что она самая объёмная по содержанию — 88 снимков. Вторая — это участие в Paris Photo в 2017 году. И выставка Playday в Mironova gallery, потому что благодаря ей у нас оформилось сотрудничество и у меня появилась «mother gallery».

Почему это важно?

Это дало возможность показывать мои работы как в Украине, так и на международных ярмарках. Привело к знакомству с клиентами, коллекционерами. Продавая работы по рыночной стоимости, я получаю возможность развиваться, находить новые контакты. Считаю, что очень важно иметь галерею в своей стране и очень рад, что у нас возникло такое продуктивное сотрудничество.

Давай поговорим о коммерции. Непосвященным людям кажется, что занятие фотографией или другим искусством достаточно хорошо оплачивается. Если выставляешься на мировых ярмарках, то определенно дела идут отлично. Что скажешь?

Часто меня спрашивают про гонорары, которые я получаю за участие в фестивалях и выставках, но это не всегда правда. Тут приходится объяснять, что я не какая-то мировая звезда типа Нан Голдин, Араки, того же, Михайлова, которые берут большие гонорары только за то, что их показывают. На их имена есть огромный спрос и конкуренция среди институций. Я молодой фотограф, и гонорары за участие получаю крайне редко. В основном все обходится оплатой билетов, проживания и печати работ. Хорошо, когда работы потом остаются мне или покупают в коллекцию этой же галереи.

Думаю, что ни для кого не новость, что рынок искусства в Украине еще не оформился и находится в состоянии зародыша. Но ты уже есть на мировом рынке. Твои работы продаются, их показывают, они попадают в западные и восточные коллекции. Можно сказать, что они имеют реальную стоимость. Насколько было важно состоятся или наоборот не состоятся здесь, для того чтобы быть включенным в мировой арт-процесс?

Сложный вопрос. Конечно, у нас рынка нет. То, что покупают здесь, а это было у меня один, ну грубо говоря, полтора раза по рыночной цене. Грустно, но такова реальность. Конечно, первые работы у меня покупали в Украине. Это дало своеобразную финансовую подзарядку, появилась внутренняя уверенность в себе, что ты кому-то тут нужен. Это очень важно. До первой продажи, я вообще не знал, что этим могу зарабатывать себе на жизнь. Я думал, что мне придется работать коммерческим фотографом. На данный момент, мои работы есть в трёх коллекциях в Украине, в коллекции Гриневых, в галерее Мироновой и в музее Харьковской Школы Фотографии, но, опять же, я не знаю, что будет через 5 лет.

В общем, все-таки важно найти заинтересованных в своей деятельности здесь, чтобы иметь возможность быть представленным где-то еще?

Да, это взаимосвязано. Если западные покупатели видят по CV, что ты интересен у себя в стране — они покупают. Если украинские видят, что ты интересен в мире, то шанс на продажу работы увеличивается. Первая моя продажа в Украине была в 2017, сразу после возвращения из Китая, где я работал танцором в сфере энтертеймента.

Прошло всего лишь два года. Ну а теперь, можешь ли ты сказать, что занимаясь фотографией можешь себя обеспечить? 

Ну можно сказать, что на 70%. Есть школа, какие-то халтуры, но редко. Есть жена, слава Богу, с маленьким бизнесом. Иногда, она мой грантодатель. Мы помогаем друг другу в финансовом плане. У меня всё очень нестабильно.

Жена помогает тебе оставаться на плаву и не возвращаться на обычную работу ?

Да, она прекрасно это понимает. Например, в один месяц может вообще ничего не быть, а на второй могут приобрести 10 работ.

Расскажи про выставку Харьковской школы и какое имеешь к ней отношение, ведь ты из Николаева?

Я безумно рад, что смог оказаться в этой сфере, в этом кругу фотографов, который дает мне безумные возможности. Когда я приехал в 2012 году в Харьков я познакомился с Романом Пятковкой, который дал мне первые советы, наставления. Первые мои работы были сделаны под его влиянием. В это же время я постепенно начал знакомиться с другими ее представителями и считаю, что имею самое прямое отношение. Ведь мы не говорим о физическом пространстве школы, а о неких приемах и визуальном языке: коллажировании, наложении, разукрашивании, мужском ню. Все это у меня есть.

Получается твой бекграунд — это Харьковская школа, но дальше ты ведь пошел по своему индивидуальному пути?

Конечно. Когда говорят обо мне и Харьковской школе, то ассоциируются всего несколько проектов, даже один проект — «Шварценеггер мой кумир».

MON_6312.JPG

Который сейчас на твоей персоналке в Харькове и в PinchukArtCentre?

Да. Он был первый, сделанный под её влиянием и дал мне вход в фотографическую жизнь в Украине. Я с ним приехал в Киев и благодаря ему начал знакомится с арт-тусовкой. После него произошло очень много всего.

Сколько раз ты его показывал?

Ну не знаю, много.

Раз 40?

Нет, раз 20-25 скорее всего, может, 30.

Как тебе это все еще не надоело? Показывать столько раз одно и тоже. Это переросло в некое шоу? Мне импонирует твой подход, ведь выставку видят очень ограниченное количество людей. Повторяя ее, ты все равно получаешь новый результат, новые возможности и новых зрителей.

До 2017 этот проект показывали вне Украины, и я на них лично не присутствовал. Поэтому надоесть они мне не успели. Я не мог тогда ездить в Европу, Аргентину, и другие места, где его показывали. Как правило, это были небольшие галереи, без бюджета на перелет. Я все делал он-лайн. Выставки все равно всегда разные, другое пространство и контекст, формат, количество работ. В Харькове, например, абсолютно другой подход: работы огромного размера, нет диптихов, стены покрашены под советский спортзал, абсолютно новое восприятие. Фотография это способ для меня путешествовать. С этим проектом я могу ездить и смотреть мир. Я все время чередую и показываю новые проекты, и нахожусь в поиске новых визуальных решений. Это большой труд — все время делать что-то новое. У меня все время идёт подготовка новых проектов, которые, думаю, будут не слабее. Это неоглашенная гонка с самим собой.

1.jpg

Когда заканчивается творчество, и начинается менеджмент?

Сделать классный продукт, серию, это только 25% от всей выполненной работы, а все остальное заключается в продвижении, пиаре, публикациях, заполнении заявок на фестивали и конкурсы. Творчество заканчивается, когда проект отснят. Тогда начинается ремесло.

Многие из знакомых мне художников заканчивают свою работу на создании работы, а после начинается долгий процесс ожидания, когда работу кто-то увидит, найдется куратор, позвонит галерист. Но ведь это не так работает?

Нет, вообще не так. Расскажу историю, как я нашел своего галериста. По приезду из Китая я решил, что буду переезжать в Киев и мне нужна была работа. Я устроил рассылку по галереям, предлагая взять меня штатным фотографом. Откликнулась Татьяна Миронова и, увидев моё CV, предложила сделать выставку. На тот момент я уже передумал переезжать, но выставку мы, конечно, сделали и с тех пор работаем вместе.

С кем ты сейчас официально сотрудничаешь?

Я работаю с двумя галереями: с f22 foto space в Гонконге, представляющая мои работы в Азии (кроме Японии), и с Mironova Gallery, которая представляет фотографии в Европе.

В чём плюс контракта с галереей?

Это крупные фестивали и ярмарки, на которых ты можешь выставляться и продаваться. Посмотрим, как будет. Думаю, что самое главное в этом деле — продажи. Важно не делать все из-под стола, а выстраивать нормальный фундамент дальнейшей презентации себя в мире с помощью профессиональных представителей.

_DSA6347.jpg

К сожалению, у нас не так много институций, которые могут себе позволить международную деятельность. Знаю, что в Николаеве ты организовал свою фотошкопу и коллектив MYPH. Чем вы там занимаетесь?

Да, мы не в Америке, где есть куча университетов, преподавателей, где талантливых фотографов замечают и берут под свое крыло. В Украине приходится полагаться только на свои собственные силы. В нашем случае, школа — реальное пространство, где мы собираемся. Моя задача состоит в том, чтобы выстроить некую базу, организовать коллектив. Возможно, выйдет пару имен, которые станут мировыми величинами. Это для меня самое главное.

Как ты пришел к мысли, что ты можешь преподавать? Когда наступило осознание себя как зрелого человека, который готов не только учиться, а уже и делиться знаниями на правах состоявшегося автора? И чувствуешь ли ты себя таким?

Нет, не чувствую. Я не преподаю историю фотографии, я учу думать и делать. Учу самоорганизовываться и продвигать себя, смотреть и понимать. Я не могу назвать себя супер образованным человеком, ведь всё время приходится учиться и развиваться самостоятельно. Образование можно только начать, оно никогда не будет окончено.

То есть ты учишь быть менеджером самого себя?

Я пытаюсь вдохновить людей и на своем примере показать, что сидя в Николаеве можно сделать хорошие вещи, показать их в мире и получить хорошие отзывы. Я уже вижу результат своей работы: мои студенты выставляются в Роттердаме, Сицилии и Украине.

Что для тебя означает оригинальность в 2019 году?

90% всего, что нам кажется оригинальным, уже существовало раньше. Оригинальность представляется снова и снова в новых вариациях. Нужно просто уметь это переиграть по-новому, чтоб оно работало для данной ситуации, времени и контекста.

Інтерв’ю: Андрій Сігунцов

Світлини: надані фотографом

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Більше матеріалів

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: