Оганнес Хачатрян про тонку лінію вибору, Сергія Параджанова та свій дебют

exc-5ed4aacb76be205b7df555b4

Експерти комісій 13-го конкурсу дебютних фільмів Держкіно висловили свою думку про сценарії проєктів повного і короткого метра. Рейтинги їх оцінок були опубліковані на сайті Держкіно в середу 27-го травня. Наразі ми чекаємо рішення Ради з підтримки кінематографії, та продовжуємо дізнаватись, хто з режисерів пройде у другий тур конкурсу, та з якими темами, болями й надіями вони звернуться до глядачів. Наталія Лібет, продюсерка кіно, вибрала сім режисерів, щоб поговорити з ними про це. 

Сьогоднішнє інтерв’ю з цієї серії — з Оганнесом Хачатряном. З ним Наталія Лібет поговорила про його майбутній фільм.

На фото: Оганнес Хачатрян. Фото Тетяни Песочної
На фото: Оганнес Хачатрян. Фото Тетяни Песочної

Скажи мне, пожалуйста, ты же совсем молодой режиссер. Видели ли мы твои предыдущие короткие метры? Дипломную работу, может?

Короткие метры — нет. А что-то телевизионное, к чему я был причастен, может быть. Я много работал на телеке, делал разные сериалы, реалити-шоу, рекламу, музыкальные клипы. Иногда меня спрашивают о дипломной работе. И я вспоминаю, что это был достаточно непростой опыт для меня. Может быть, эта дипломная работа сохранилась где-то у меня или в университете на диске. Хотя меня хвалили, говорили о ней много, но в целом мне не понравился результат, может быть только какие-то фрагменты. Скорее всего, как режиссер, я состоялся позже. В кино я начал работать со второго курса университета. Сначала — осветителем. Потом — ассистентом звукорежиссера.

То есть знаешь производственный процесс изнутри.

Да, конечно. Я даже как оператор снимал когда-то. Я помню к нам на первом курсе пришел Владимир Галицкий, оператор-постановщик, спросил, кто хочет поучаствовать в операторской практике. И я, конечно же, поднял руку — хочу. Нас привлекли тогда к съемке как осветителей. Мы около месяца снимали. А потом я попал во «взрослое кино», когда на Национальной киностудии художественных фильмов имени Александра Довженко функционировала студия режиссера Романа Балаяна «Иллюзион». Студия делала различные сериалы. Я просто зашел к ним, и попросился на работу. Там как раз был режиссер Анатолий Матешко, который в то время делал несколько проектов, и я попал в шикарную группу, работал с ним как ассистент оператора. Это было очень интересное время.

А вот сейчас ты подал проект на конкурс. Это короткий метр?

Да, короткий метр.

Это тот фильм, что ты будешь делать вместе с Одесской киностудией?

Это проект «Бог простит», с которым мы заняли второе место и получили денежную премию на Конкурсе «Короткие встречи» им. Киры Муратовой, который проводила Одесская киностудия при поддержке Минкульта. Безусловно, снять фильм за эти деньги нереально. Это понимали все. Правда, у нас есть поддержка Министерства обороны, что удешевляет производственную часть сложно-постановочных сцен, которых в фильме более чем. Какое-то время после конкурса было непонятно возможно ли начинать съемки, так как на постпродакшн все равно не хватало финансирования. Но мы с продюсером Милой Пичугиной решили входить в съемочный процесс и запускаться даже в таком состоянии, в марте этого года. Карантин помешал. Зато полноценно подготовились к подаче в дебютную секцию Госкино. А запускаться мы хотим с производством фильма в октябре. Дай Бог.

Если решение будет во второй половине июня, то можно успеть. А снимать будете в Одессе?

Я очень люблю Одессу, но мы не можем позволить себе экспедицию. У нас прекрасный локейшн, который нашел все объекты в Киевской области. Ну и большая часть группы из Киева.

Расскажи же историю! О чем фильм?

Я придумал историю очень давно, около трех лет назад, а может и больше. Но не мог решиться сложить ее в сценарий. Но в прошлом году перед конкурсом определился пойти с ней вперед. Обратился к сценаристу Марине Артеменко. Мы вместе учились когда-то и общаемся. Я написал ей, предложил тритмент, и Марина ответила мне по расширенному сценарию. Я потом долго выбирал продюсера, так как человеческие качества для меня важнее, чем даже профессиональные. И в прошлом году с продюсером у меня не сложилось, я решил не подаваться. Но ходил на конкурс, наблюдал как представляются проекты. Потом уже нашел продюсера, мы начали искать финансирование, попали на конкурс Одесской киностудии, и с этого все и началось.

А вот сюжет! Это история о человеке, о священнике, который на каком-то этапе своей жизни поддался воле эмоций и сделал выбор больше человеческий, чем выбор, который мог бы и должен был бы сделать священник. Это его терзает, и он решает искупить свою вину, идя по стопам того человека, с которым он так поступил ранее. Этого человека уже нет в живых. Священник же ищет искупления и отправляется на фронт в АТО. Автобус, в котором он и другие едут на ротацию, попадает под обстрел. Священник выживает и когда приходит в сознание, видит, что все погибли. Он ищет выход, но находит смертельно раненого противника. Вот здесь начинается самое интересное.

Это 20 мин или больше?

Это в районе 10 мин.

Мне представилось, что за 10 мин всю эту историю трудно успеть рассказать.

Я думаю, что из-за темпа истории фильм получится немного дольше. Мы будем также делать длинные кадры, и я хочу использовать сложно-постановочные моменты, где камера — одно целое с главным героем. Тем самым подчеркивая его эмоциональное состояние, что важно передать зрителю.

Вот такая история. Многие, когда читают ее, думают, что это — о войне, но я всегда уточняю, что война — это обстоятельства истории, а не она сама. В первую очередь, это — история человека и его выбора. Хочу сделать минимум слов, минимум флешбэков.

То есть фильм начинается со священника на войне?

Да, мы видим, как он едет в автобусе. И я показываю, почему он там, что с ним случилось, куда он едет и зачем. Это все на протяжении дороги, пока не происходит взрыв. Потом фильм движется линейно.

Какая основная тема этого фильма? Что ты хочешь этим сказать?

Это история о человеке. Она построена на неоднозначных решениях. И это история о выборе. Об очень тонкой линии выбора. Эта тема меня преследует и волнует. Человеческие поступки — как они могут влиять на наши внутренние переживания. Например, священник не может отказать в благословении никому. Даже врагу. И какая же ситуация должна была возникнуть, чтобы священник отказался это делать. И мы построили сюжетную цепочку событий вокруг священника на случайных поворотах, где не все зависит от человека. И не все зависит от священника, если разделять эти понятия условно.

Моя тема — это тема выбора.

Постер до фільму «Бог простить» режисера Оганесса Хачатряна. Авторка: Анастасія Бойко
Постер до фільму «Бог простить» режисера Оганесса Хачатряна. Авторка: Анастасія Бойко

Если вы уже планировали снимать, то скорее всего твоя команда уже собрана, и ты знаешь кто твой оператор-постановщик, художник-постановщик. Поделись, пожалуйста.

Главную роль священника играет прекрасный актер Виктор Жданов. Он играл в фильмах «Киборги» (2017) режиссера Ахтема Сейтаблаева, «Вулкан» (2019) режиссера Романа Бондарчука, в недавнем сериале «Кайдашева семья» (2020) автора и режиссера Натальи Ворожбит. Оператор-постановщик — Артем Козырев. Это мой давний друг, и я давно хотел с ним поработать, но все как-то не сходилось. А тут надеюсь, что получится. Продюсер — Мила Пичугина, я уже говорил. Гала Отенко и Маша Керо — художники по костюмам. У них серьезная фильмография. Режиссер монтажа — Стас Толмачев. Он монтировал Толоку (2020) режиссера Михаила Ильенко, много работает с режиссером Любомиром Левицким. Художник-постановщик — Алина Реалова. Она как раз работала на фильме «Позывной “Бандерос”» режиссера Зазы Буадзе. Это и ее дебют, как художника. Но она хорошо разбирается в создании военной атмосферы.

А кто композитор?

Я сначала хотел привлечь композитора, но теперь планируем использовать в качестве саундтрека песню «ПОХРЕСТИ» группы «Без обмежень». Она не новая, но она очень хорошо подходит моему фильму, этой теме.

Я хочу решить звуковое оформление на шумах.

В общем, этот фильм будет без специально написанной музыки. Но если вдруг на монтаже меня что-то озарит, тогда уже посмотрим.

А ты думал о полнометражном дебюте? У тебя есть какие-то идеи, задумки?

Я сейчас работаю над одним сценарием, история которого была придумана опять же очень давно. Но как-то руки не доходили. А во время карантина я решил собрать свои идеи вместе, чтобы их оформить. И именно эта идея меня так окрылила, что я сел и расписал ее в тритмент. Это немного сюрреалистичная комедийная драма, и скорее может быть реализована как ко-продукция — Армения, Грузия, Украина. Может быть Испания. Это история называется «Чудак и Федерико». Это история о странном дедушке, который не воспринимает этот мир. Он, в принципе, его понимает, и при этом делает из хлама коллажи, картины. В какой-то момент он пытается попасть на остров, чтобы посадить там гранатовое дерево. И во время этого путешествия с ним случаются всяческие приключения, пока он добирается до этого острова. Отчасти его прообраз — Сергей Параджанов. Там есть тюрьма, гранат, коллажи, странность такого явления человеческого как Параджанов.

А что это за место, о котором ты говоришь?

Он живет в горной местности, но, чтобы попасть на остров, он должен спуститься к морю. Так как там есть сцены с апельсиновым садом, так как мне нравятся старые недостроенные дома, старая архитектура, мне бы хотелось делать это кино в Грузии, может быть в Армении. Испания здесь меньше подходит. Так как мне хочется немного той небрежности, какая есть в этих странах — Грузии и Армении.

А о чем этот фильм?

Этот фильм о детстве. Об одиночестве, которое приходит из детства. И в фильме еще есть тема неприятия мира вокруг себя. Этот мир герой определяет, как фальшивый, искаженный. По сюжету, например, герою говорят, что по какому-то информационному прогнозу скоро будет дождь, гроза, но он в это не верит, так как смотрит вокруг и погодные признаки показывают на обратное. У него хорошо получается взаимоотношения с детьми, с природой, со своим попугаем. В названии этого фильма «Чудак и Федерико» имя его попугая — Федерико. И это отчасти опять же отсылка к Параджанову, который дружил с Федерико Феллини.

Это может быть образ Сергея Параджанова, который бы дожил до глубокой старости?

Да. Я когда-то давно придумал эту тему, и мне бы очень хотелось ее сделать. Мне не интересна жизненная хроника. Мне бы хотелось сделать выдуманную историю. А если бы вот так бы случилось/произошло. Я рассказывал об своей идее Роману Балаяну. и мне очень приятно и тепло, и придает уверенности то, что маэстро заинтересовался историей выдуманной и символизмом вокруг Параджанова. Мне было бы интересно понаблюдать за Параджановым, когда он был один. Какой он был тогда? Я бы не хотел цепляться за героя, что это именно Параджанов. Мне нравятся отсылки к нему и к его творчеству. Отчасти это такая французская драма-комедия, а отчасти что-то похожее на фильмы Уэса Андерсена. Только не колористикой фильма, стилистически и каким-то визуальным решением, а именно как он рассказывает историю по ее построению и настроению. Я как-то обратил внимание, что у него нет слушающих персонажей. Когда актеры говорят, он всегда показывает их и их реакцию. Даже на простое хмыкание, камера движется в сторону этого героя. И это добавляет комедийности. Вот может быть что-то похожее я бы хотел использовать в этом своем фильме.

Если бы не было ограничения в деньгах, в актерах, в локациях, чтобы ты снимал?

Я думаю, что вопрос не в этом. Вопрос больше в том, насколько я настроен, насколько я уверен, насколько я могу обойти свои какие-то комплексы и неуверенность, чтобы сделать кино. Вот это мне важно адресовать. Я не думаю, что снимал бы я с ограничениями или без них, это что-либо изменило бы в моем подходе. Темы останутся те же, хотя я бы не сказал, что они какие-то камерные, или наоборот дорогие. Конечно, мне интересно жанровое кино тоже. Я бы не хотел себя ограничивать какой-то одной темой или авторским сугубо кино, мне интересно делать разные вещи. Мне хочется попробовать все. Мне кажется, я могу быть универсальным в этом плане.

А что ты ждешь от продюсера?

С Милой очень удобно работать в том плане, что мы нашли общий язык. Мила никогда не говорила мне: поменяй сценарий, вот это мне здесь не нравится. Мы обычно ищем решения вместе. Мы друг другу доверяем и это очень важно и кайфово. Если мне что-то нужно, она это понимает и делает. Я вижу насколько она отдается этому проекту, сколько она делает, какой труд она вносит. Она делает огромную часть работы и в то же время не мешает творческой ее части. Мы работаем в гармонии.

Если бы можно было сравнить фильм с живым существом или каким-то образом, кто бы это был или что бы это было?

Я в какой-то момент понял, что кино — это когда, предположим, математик берется решить научную формулу. Кино — это и есть формула. Ты должен работать над каждым ее элементом, чтобы в итоге вывести эту формулу. Какой она получится ты не знаешь даже, когда ты берешься за кино. Это эксперимент!

Більше матеріалів