Слава Лепшеєв про Схему, промоутерство та Samopal International

Слава Лепшеєв — діджей, промоутер, засновник вечірок Побойся Бога, Схема та Володя. Про вечірки Слави знають далеко за межами України, про них писали Dazed, i-D, Crack Magazine, Electronic Beats, The Calvert Journal, Fur:Fur й інші. Географія шоукейсів охоплює Львів, Варшаву, Вільнюс, Лейпциг, Берлін та Нью-Йорк. У 2018 році Слава грав у культовому берлінському клубі Berghain — за пультом орієнтованого на експериментальну електронну музику танцполу Säule. А вже в 2019 році в Berghain пройшла Схема, на якій виступили українські музиканти Настя Муравйова та Voin Oruwu. Крім музичної діяльності, Слава разом з художником Вовою Воротньовим ведуть DIY-бренд Samopol International.

Уляна Калуш поговорила зі Славою про його творчість, промоутерство в Україні, електронну сцену та бренд одягу.

Слава Лєпшеєв

Расскажи, пожалуйста, о своем бэкграунде, как ты начал заниматься музыкой? А затем перешел к созданию вечеринок?

Где-то в 14, это была середина 90-х, я услышал электронную музыку, начал читал журнал «Птюч» и разочаровался в музыкальной школе. Играть на скрипке, когда только что купил кассету The Chemical Brothers, стало совсем неинтересно. Дальше начал организовывать дискотеки в школе, притащил с другом музыкальные центры, и подключив их к какому-то советскому пульту из актового зала.  Можно сказать, что желание собрать большое количество людей и поставить им все то, что мне нравится, появилось уже тогда.

Потом я пошел в диджей школу, узнал, что можно подгонять скорость трека, бросил институт и начал диджеить. Позже я познакомился с Dj Borys, и на протяжении 10 лет мы вместе играли, делали разные вечеринки.

Фото: Ніна Діренко ©ПОБОЙСЯ БОГА!
Фото: Ніна Діренко ©ПОБОЙСЯ БОГА!

Ты работал вместе с Borys в дуэте Zhiguli. Тогда вы привозили Tim Sweeney, Kim Ann Foxmann (Hercules & Love Affair), Cosmo Vitelli, DJ Kaos, Jacques Renault, Eric Dunkan (Rub’N’Tug), Adamski, Tyree Cooper, DJ Assault и многих других. Ваши вечеринки Побойся Бога проходили на Речном Причале, в Национальном художественном музее Украины. Расскажи об этом периоде своей работы.

Это было очень крутое время. Мы очень серьезно относились к тому, что мы играем, кто играет вместе с нами, и главное, чтоб Бардецкий, основатель Хлеба, подтвердил наш гестлист из 200 друзей. Больше нас ничего не интересовало. Было все for fun. Для вечеринок Побойся Бога нам помогал еще Влад Шарапа. Так как, в отличие от нас, он умел решать вопросы и у него был убитый минивен, на котором мы возили технику. Благодаря этим вечеринкам у меня появился опыт организации в разных неподготовленных локациях.

Первая вечеринка Схема состоялась весной 2014 и сразу стала настолько популярной, что мои друзья приезжали из разных уголков страны автостопом, только для того, чтобы попасть туда. Расскажи о том, как вообще появилась Схема и почему, на твой взгляд, так быстро стала популярной? Ведь вечеринки проводилось и до этого, в чем ее основное отличие?

Удалось собрать постоянное комьюнити. В самом начале я раздавал флаера всем тем, кого хочу видеть у себя на вечеринке. Отличие Схемы в том, что люди на танцполе не менее важны, чем артист за пультом. Не было амбиций потратить половину бюджета на привоз супер гостя. Были амбиции найти новую локацию, поставить лучший, насколько это возможно, звук и правильно все организовать, чтобы всем было классно.

В чем философия вечеринок Схема?

Одна ночь, один танцпол. Вечеринка должна оставаться вечеринкой. И я очень рад, что с пятью тысячами человек это все еще возможно.

Схема. Липень 2015. Фото: Шон Шермерхорн ©Схема
Схема. Липень 2015. Фото: Шон Шермерхорн ©Схема
Схема. Липень 2018. Фото Яна Франц ©Схема
Схема. Липень 2018. Фото Яна Франц ©Схема
Cxeма. Квітень-серпень 2014. Фото: Марія Радосавлєвич ©Схема
Cxeма. Квітень-серпень 2014. Фото: Марія Радосавлєвич ©Схема
Схема. Квітень 2018. Фото Яна Франц ©Схема
Схема. Квітень 2018. Фото Яна Франц ©Схема
Cxeмa. Вересень 2017. Фото Шон Шермерхорн ©Схема
Cxeмa. Вересень 2017. Фото Шон Шермерхорн ©Схема

Схема для Украины — культурный феномен, который повлиял на украинскую культуру в целом. Для тебя этот проект более стратегический или интуитивный?

Было желание сделать настоящий рейв, что можно назвать стратегией, но, в целом, до этого года все происходило интуитивно. Сейчас пришло время планировать следующие 5-10 лет, и я разрабатываю стратегию. И на самом деле, я благодарен этому проблемному 2020-му году, что есть время над этим подумать.

Cxeмa. Вересень 2017. Фото: Raw Unkut ©Схема
Cxeмa. Вересень 2017. Фото: Raw Unkut ©Схема
Cxeма. Квітень-серпень 2014. Фото: Шон Шермерхорн ©Схема
Cxeма. Квітень-серпень 2014. Фото: Шон Шермерхорн ©Схема
Схема. Червень 2017. Фото: Олексій Березовський ©Схема
Схема. Червень 2017. Фото: Олексій Березовський ©Схема
Схема. Червень 2017. Фото: Олексій Березовський ©Схема
Схема. Червень 2017. Фото: Олексій Березовський ©Схема

Как проходит процесс коллаборации? С кем вы сотрудничаете?Как я говорил выше — интуитивно. Но если серьезно, важно чтобы при сотрудничестве увеличивалась ценность обоих участников. Иначе в этих коллаборациях нет смысла. И конечно, обе стороны должны разделять ценности друг друга.

Из-за пандемии вечеринки по всему миру отменяют. Какое будущее ждет Схему?

Я буду ждать момента, когда можно будет сделать Схему без масок и социальной дистанции. Артист на сцене, режиссер по свету, архитектор, вся наша команда работают над тем чтобы люди улыбались и обнимались. Нельзя потерять это сексуальное напряжение, испытываемое человеком на большом танцполе, в тесном кругу близких или незнакомых ему людей. В этом весь смысл хорошей вечеринки. Иначе это не Схема.

Что думаешь о новообразованном клубе на Кирилловской, который, несмотря на коронавирус, адаптируется под карантин и не закрывается? Кроме того, они недавно запустили собственный музыкальный лейбл, чтобы развивать проект дальше.

Я бы не называл это — адаптацией. Многие просто продолжают работать, не смотря на ограничения и всплеск количества заболеваний. Клуб на Кирилловской не исключение. Недавно мне там не давали целоваться с моей девушкой и требовали надеть обратно маску. При этом можно снимать маску, чтобы пить свой дринк. Мне непонятны эти показные правила, если рядом в дарк руме можно снять с себя все. Но лейбл это очень хорошо, я надеюсь, что они будут открывать нам новых украинских артистов.

В 2011 году на LB вышла коллективная беседа «Клаббинг в Украине: ни бюджетов, ни терпимости», где ты с Филиппом Марковичем, DJ Valta, Stas Twee, Pavel Plastikk, Minikin и Boris Fornetti говорите о недостатке классных клубов и мест, куда можно прийти и послушать крутых музыкантов. С момента выхода материала прошло 9 лет, как изменилась ситуация?

Ужасная беседа и весь материал. Но на самом деле многое изменилось с тех пор. У нас появились места и ивенты, где можно услышать очень хороших артистов. К нам начали ездить иностранцы специально на киевские события и в клубы. Про киевскую найтлайф пишут и в профильных медиа, как RA, так и в культурных, как Dazed или I-D. Стало намного больше промоутеров и многие из них не переживают, что у нас мало клубов, просто арендуют разные площадки и делают там то, что им нужно.

Ночная культура перестала быть чем-то страшным и опасным для общества. А технические подрядчики перестали c презрением называть все наши ивенты дискотеками. Это заслуга всех участников сцены. Дальше всей сцене нужно стать более независимой, по-настоящему культурной и перестать вешать клеймо алкогольных спонсоров, везде где только возможно. Я надеюсь, всем интересней быть чем-то более значимым и ценным, чем обычной площадкой для рекламы.

Изменилась ли аудитория, которая посещает твои вечеринки сегодня? И отличается ли зарубежная публика от украинской?Со временем Схему начали посещать довольно разные группы, как социально, так и географически. И круто видеть, как на танцполе они все превращаются в единое целое. Они ловят взгляды, касаются друг друга, радуются одинаковым моментам в музыке. Их можно различать перед входом, но не внутри.

Если говорить о твоих проектах, нельзя не вспомнить многолетнюю коллаборацию с художником Вовой Воротневым. Ранее вы делали совместные вечеринки ВОЛОДЯ, месяц назад дропнули первую совместную коллекцию Samopal International. Расскажи, пожалуйста, о вашем сотрудничестве. Почему ты вдруг решил этим заняться?

Мне давно нравится, то, что делает Вова, и я захотел помочь расширить его аудиторию. Дальше идея трансформировалась в бренд, который будет выпускать не только работы Вовы, но и близких нам артистов, и будет транслировать в мир киевскую уличную культуру.

Наша аудитория — люди разного возраста с критическим мышлением и чувством юмора. Мы занимаемся вандализацией как корпортивных, так и культурных знаков. Также мы используем готовую базовую одежду и не собираемся создавать свою. Но лучше поговорить про особенности Samopal через год-два, когда мы лучше сформируемся. Мы только родились.

Фото: Поліна Полікарпова ©Samopal International
Фото: Поліна Полікарпова ©Samopal International
©Samopal International
©Samopal International

В чем ты видишь свою основную роль и влияние на культурную жизнь Киева (очевидно, что влияние есть)?Мне интересно создавать такие проекты, благодаря которым о Киеве будут говорить за пределами нашей страны.