Підтримати

Віталій Матухно про «Гарелею Неотодрешь» у Лисичанську, важливість проєкту та майбутнє простору

«Гарелея Неотодрешь»експериментальний виставковий простір, заснований Віталієм Матухно в Лисичанську. Простір діє для молодих митців з Луганської та Донецької областей, не має постійної локації та створений через відсутність у регіоні толерантних до молодого мистецтва інституцій. Виставки відбуваються у місцях, де немає жодних умов для творчості: на закинутих індустріальних об’єктах та недобудовах, мостах і підвалах й навіть у квартирі засновника — Віталія. 

Перша виставка пройшла під відновленим мостом Лисичанськ-Сєвєродонецьк, наступні — у занедбаних історичних будівлях Рівного та Лисичанська. Також цього літа «Гарелея Неотодрешь» провела 5 виставок у Лисичанську, Сєвєродонецьку, Рубіжному, Маріуполі та Рівному. 

Недавно «Гарелея Неотодрешь» отримала менторську допомогу від Фестивалю соціальних інновацій та нової музики Plan B, який організовує освітні воркшопи Idea Boot Camp, а також допомогу в пошуку коштів. Plan B випустив серію відео Change the game про чотирьох ініціаторів рейвів, виставок на «заброшках», інклюзивної школи та стрітарт лабораторії, які сприяють змінам у культурній реальності на Сході України.

Настя Калита дізналася у Віталія Матухно про те, навіщо він створив «Гарелею Неотодрешь» у Лисичанську, кураторську роль у проєкті та майбутні колаборації.

Про «Гарелею Неотодрешь»

«Гарелея» была основана в Лисичанске в Луганской области. Здесь нет каких-то институций, в формате которых я бы хотел видеть выставки. У нас есть дома культуры, библиотеки, музеи, скейт-парк есть, но все это по факту является официальным госструктурами. Они подчинены департаментам молодежи и спорта или культуры. Чтобы сделать выставку, нужно писать письмо в горсовет, нужно договариваться за помещение. Тебе в лучшем случае выделят стеночку, и не дай Бог клеить туда двухсторонний скотч. 

Как бы парадоксально ни звучало, поход на заброшки, где никто не будет говорить нам, что делать, развязывает нам руки и делает выставки намного удобнее. Есть своя специфика работы на заброшках. Но это работа в местах, которые мы сами выбираем: заброшки, мосты, моя квартира — это все сделано наоборот, чтобы максимально облегчить работу. У нас нет консервативной критики от чиновников, работников культуры. Самый правильный выход для нас — пойти в такое «подполье», но не сказал бы, что мы противостоим чему-то. 

Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ

Можно было пойти длинным и тяжелым путем создания альтернативного места, которое было бы постоянным, но мне сейчас 22 года, и я подумал, нужно ли мне настолько задерживаться в Лисичанске, чтобы создавать прямо целую институцию. Я подумал, готов ли к такому. Работа с заброшками — то, чего мне всегда хотелось. 

В заброшках нет ничего комфортного в традиционном понимании комфорта. Но работать здесь приятнее, чем в городских установах. В ДК повесить условную обнаженку нельзя, потому что придут дети. Нам и не нужно идти в ДК.

Низовая, подпольная, но точно не андерграунд. Самых трушный андерграунд — о нем будет знать немного. Я бы не назвал «Гарелею» чем-то андер.

Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ
Гарелея на дому —  Лисичанськ
Гарелея на дому — Лисичанськ

Про кураторську робота в проєкті та художників і художниць, теми й напрями

Главная причина создания галереи — мне было интересно, какая есть арт-сцена нашего региона, какие художники есть. Когда я смотрю на тот самый Донбасс и его мистецький бэкграунд, у меня создается впечатление, что он стал полигоном воплощения своих проектов. Много фильмов о нем снято, приезжают художники и делают свои арт-проекты и резиденции, чтобы понять, как мы живем. Это хорошо, что к нам приезжают разные люди. Это можно сравнить с галереей в Северодонецке, где выставляются классические работы. 

Если посмотреть на контекст локального искусства нашей области, то складывается впечатление, что только такие художники остались, а все остальные уехали. Если посмотреть, что к нам приезжает много людей, то можно подумать, что у нас особо никого нет. По большей степени смещается акцент с локальной сцены на гостей. И я подумал, а какая вообще наша арт-цена, которая заключается не в гостях, а конкретно на местных? И понял, что сам ничего не знаю, что их нужно поискать. Я начал делать экспериментальную галерею под мостом,чтобы понять, как вообще выставка — зайдет, или не зайдет.

Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк
Гарелея на Заводе — Сєвєродонецьк

Мы ее создали в максимально локальном формате. После того, как я создал инстаграм-страницу, запостил условный манифест галереи и начал искать людей, которые занимаются творчеством, я увидел, что таких людей — валом, и они сами не знают, куда себя девать. У нас еще все-таки никуда не деваются Луганск и Донецк, а фотографы и художники так же продолжают свою деятельность. Нужно покопаться и поискать, чего раньше мало кто делал. Главный фокус «Гарелеи» — творческие люди из Донбасса. Не очень хочется жить в своем вакууме, но и обмениваться визуально. Так мы делали выставку в Ровно и выставляли у себя ребят из Ровно.

Наши ограничения основаны на деньгах и идеях. Сделать очень серьезную выставку в ангаре с работами в рамочках для нас очень дорого. Для кого-то это зрада — что мы выставляем художников из ДНР и ЛНР. Уже идет 8-й год войны и непонятно, когда она закончится и что будет. Но мы так или иначе должны работать с людьми, которые там остались. Если они выставляются у нас — они изначально поддерживают Украину и ассоциируют себя с нашей страной. По разным причинам, они не могут выехать из захваченных Россией территорий. Сколько уже времени прошло: люди, которые родились, условно, в 2005 году — они еще даже паспорт украинский не получили. Но они не могут без украинского паспорта заехать сюда, выставлять свои работы тоже не могут. Если мы говорим о Донбассе, то локальная сцена должна быть максимально широко показана. Если бы мы не пытались вытащить этих людей, этим бы мы и признали сепаратизм. Я пытаюсь держать контакты с людьми там, чтобы понимать контекст. 

Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно
Гарелея Попереду — Рівно

Мы пытаемся создать целостную и полную картину нашего региона и познакомить с этой сценой другие локальные тусовки, сделать нетворкинг, чтобы эти люди стали более видимыми.

Здесь есть много людей, которые знают контекст жизни здесь с детства. И мы можем посмотреть через работы этих художников на регион.

Про плани та майбутнє проєкту

Я не думаю, что у нас есть этапы. Ровно так, как у нас нет каких-то правил, также и нет каких-то этапов развития. Мы уже за все время существования «Гарелеи» провели около 15 выставок. Также вместе с этим мы создаем печатный зин. Идея такова, что это будет печатная выставка нашей выставки. Чтобы книжка была путешествующей выставкой, которая могла не привязываться к месту и человеку. Там будут работы более 60 художников. Здесь у нас уже есть определенное количество страниц — не более 160. Тираж будет более 1000 экземпляров. Это уже третий этап. Первым было создание «Гарелеи», вторым — создание выставок в регионе, в разных городах. Получается, зин — это третий этап. В наших планах делать его ежегодно. У нас еще в планах делать резиденцию, чтобы она базировалась в Лисичанске. Также мы создали сквот, который должен быть таким музеем в заброшке. Характер и наполнение будет зависеть от нас. Это будет четвертый этап. Пятым были бы резиденции.

Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь
Гарелея х Авадон — Маріуполь

«Гарелеи» только год, хотелось бы поработать с местами, о которых мы еще ничего не знаем. Кривой Рог, например. Мы хотели поработать с разными выставочными пространствами в Украине, чтобы самим понять, как это происходит. Это наши цели, скорее всего, на год.

Про важливість галереї для України

Это, на самом деле, важно было всегда, просто этим никто не занимался и до начала боевых действий. Просто никто не считал это важным. Но я с этим не соглашусь, потому что когда у нас в регионе начал появляться большой интерес с точки зрения искусства, то пытаться не обращать внимания на локальную сцену — это странно для меня. Можно, конечно, обвинить местных художников, что они ничем не занимались. 

Про Донбасс уже сказано столько, столько фильмов снято, арт-проектов сделано, что эта тема могла поднадоесть. Учитывая, что у нас есть такое явное разделение, что есть Украиной, а что — нет, очень важно объединять людей, которые не могут уехать из неподконтрольных территорий. Луганск и Донецк и со стороны Украины воспринимаются в основном в политическом контексте. Мы пытаемся создать сообщество, которое могло бы объединять людей и дать возможность людям, у которых этой возможности нет, продемонстрировать свои работы. Они не могут приехать в Киев или Харьков и оформить свои работы. Даже к нам не все могут приехать, и мы тоже иногда только печатаем работы. Но уже очень важно, что мы можем их показать. 

Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid
Гарелея х Blindspot — no usaid

Мы пытаемся так или иначе разрушать мифы о Донбассе. Но тут речь, скорее, о создании полной картины того, что здесь происходит. Рядовой человек видит у нас только войну, заброшки и бедность. Да, это с одной стороны правда, но у нас также есть большая арт-сцена. Но как раз так мы можем создать альтернативное видение того, что тут происходит. Мы пытаемся показать, что мы можем создавать точки интереса в местах, где ничего интересного не происходит. Сама скорость развития «Гарелеи» показывает, что это важно. Художники, которые участвуют в выставках, давно хотели чего-то подобного, но просто не знали, как.

Также мы хотим объединять наш регион. Все работы людей расположены без разделений, что создает картину единения. Банально, но для меня это действительно важно, потому что мне нравится этим заниматься и я хочу, чтобы локальная сцена ассоциировалась с локальными художниками, а не с теми, кто к нам приезжает. 

Про співпрацю з іншими інституціями

Чтобы налаживать диалог и нетворкинг, нужно уехать из этого региона, чтобы постоянно находить новые связи. Учитывая, что я живу в Лисичанске и у меня не всегда есть деньги и возможность куда-то выехать, я занят работой здесь, то и знакомиться с кем-то не всегда есть возможность. Это не самый быстрый процесс. В сети, конечно, можно списаться с кем угодно. Это есть у нас в планах. Мне бы хотелось, чтобы работы наших художников появлялись в каких-то институциях. Хотелось бы сделать, возможно, серию персональных выставок от наших авторов. 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Зберегти

Більше матеріалів

«Вічна, як крейдяний кар’єр. Мінлива, як лендарт». Розмова кураторів резиденції «Простір покордоння» з Лізаветою Герман
686

«Вічна, як крейдяний кар’єр. Мінлива, як лендарт». Розмова кураторів резиденції «Простір покордоння» з Лізаветою Герман

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: