Підтримати

Анастасія Буднікова про сприйняття мистецтва як території особистої свободи й суспільного кола та про симпозіум BIRUCHIY 021

У 1990-ті Настя Буднікова запам’яталася розкутим живописом, що схилявся до інтелігентної декоративності. Потім надовго захопилася дизайном, а нещодавно здійснила повернення на українську артсцену монохромними малюнками, в яких за банальними побутовими речами та практиками повсякденності проступають ірраціональні переживання, містичні натяки, соціальні узагальнення.

Про сприйняття мистецтва як території особистої свободи та суспільного кола, а також про резиденцію BIRUCHIY у містечку Приморськ художниця розповідає Уляні Кручі.

Анастасія Буднікова
Анастасія Буднікова

Ты успешно начинала как художница в конце 1990-х. Были персональные выставки, твою работу отобрали в престижный проект, организованный телеканалом «1 + 1», наравне с признанными мэтрами. Почему ты ушла из искусства в рекламу и что подтолкнуло тебя к возвращению?

Ещё на третьем курсе Академии я перевелась с живописного факультета на графический дизайн — тогда эта деятельность мне казалась интересной и перспективной. В Киеве стали открываться рекламные агентства и дизайн выглядел более живым направлением, чем-то значительно более новым, чем классические живопись и рисунок. Но последнее время появилась усталость от работы на заказ, от быта, подросли дети, образовалась пустота и я почувствовала потребность вернуться к тому, что делала раньше, к тому, что я любила, что приносило мне удовлетворение. За те годы, что я не участвовала в творческом процессе, мне начало казаться, что я изолирована, удалена от той жизни и того круга людей, с которыми мне интересно, которые мне близки. Кроме того, на это повлиял круг общения. С папой (художник Владимир Будников – ред.) и Владой (Ралко – ред.) мы часто говорим об искусстве, художниках, обсуждаем выставки, анализируем новые работы. Я поняла, что веду какую-то параллельную жизнь, в которой я не могу реализовать себя. Настало время восстановить свою целостность. 

1

Сегодняшние твои работы созданы будто совсем другим художником, чем Анастасия Будникова из 1990-х. Как для себя ты объясняешь свою нынешнюю образность? 

На самом деле это чисто внешнее различие. Да, конечно же, я изменилась, изменился взгляд на мир, появился новый опыт и в моих новых рисунках это все отражается. Но импульсы, какое-то внутреннее напряжение остались теми же. Я говорю сейчас о своих ранних живописных работах, которые были более декоративными, наивными, но в то же время сделаны с той свободой, которой мне в последнее время стало не хватать и которую я возвращаю себе в своем рисовании. Мне интересно передать настроение, которое сегодня витает в воздухе, такие неясные состояния и чувства, о которых трудно и напрасно говорить, тем более, что в наше время активного виртуального общения слово практически потеряло вес, к сказанному появилось стойкое недоверие.

4

Чем для тебя является резиденция BIRUCHIY

Для меня это похоже на забытый опыт, такое возвращение в мир творческих людей, бесценного общения, узнавания нового и в то же время родного языка этого общения. BIRUCHIY — это такая уникальная инициатива, где сочетание места, идеи, энергии художников, участвующих в симпозиуме, и потрясающе тонкой и тактичной работы организаторов превращается в совершенно неповторимую магию. Художники не просто работают, но в течение всего периода пребывания образовываются настолько содержательные беседы, интересные знакомства, пересечения тем и мнений, что время, проведенное здесь, превращается в непрерывный процесс. Я чувствую, как BIRUCHIY меняет меня, и одновременно я как будто возвращаюсь к себе.

Как в тебе откликается тема нынешнего симпозиума — «Непотерянное время»? 

Тема этого симпозиума очень перекликается с моей личной историей возвращения в профессию. Работая на симпозиуме сейчас, я лучше понимаю, что годы перерыва стали для меня важным импульсом, своеобразным двигателем, но вовсе не потерянным временем. Редкая возможность переосмыслить историю — общую и свою личную. 

7

Каковы твои впечатления от места проведения симпозиума? 

Одновременно странная и очень красивая местность, не похожая ни на что. Место, в котором мы работаем, располагает к сосредоточенности: ничего лишнего, линии моря, косы и лимана составляют простое и идеальное пространство. На них хорошо смотреть, когда тебе надо подумать. Приморск тоже понравился, — это такой тихий и спокойный городок, где кое-что из архитектуры сохранилось с того времени, когда он назывался Ногайском, но все это перемешано с типическими зданиями советского периода и новыми, иногда очень странными постройками и какими-то очень разными небольшими памятниками. И одновременно это ясная, рациональная городская планировка, в которой остатки исторической застройки сочетаются с узнаваемостью советских городских проектов. В общем, на симпозиуме есть тот самый размеренный и медленный ритм, который располагает к работе. 

Какой проект ты реализуешь здесь? 

То, что я здесь увидела, очень точно вписывается в линию, которую я начала нащупывать в серии рисунков, сделанных до приезда. Тут, в городке и в туристическом комплексе, время идет по-другому, некоторые места напоминают мне либо о моем школьном советском детстве, либо об образе жизни, организованном вокруг бытовых вопросов. Я думаю о том, что изменилось и о том, что остается таким, как было, о каком-то постоянном круге проблем, которые занимают все время, не оставляя ни свободного времени, ни воли для того, чтобы что-то изменить. Не думаю, что буду использовать конкретные узнаваемые элементы этого места, скорее, они превращаются в простые универсальные образы или вещи, которые известны всем. Мне кажется, что смысл симпозиума не в том, чтобы рассказать о реальном месте. Вероятно, место, в которое мы приехали, наводит на мысли, которые могут быть хорошо знакомы людям, которые никогда в этом месте не бывали.

7

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Зберегти

Більше матеріалів

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: