Підтримати

К северу от виноградника, к западу от шорохов ночного сада

exc-5eaae1bf4f46fa106b54368d
exc-5eaae1bf4f46fa106b54368d

Герой известного романа произносит фразу-формулу: «Природа не храм, а мастерская», противопоставляя волю человека-прогрессиста, естественному ритму природы. Занявший доминирующее положение в мироздании, человек подчиняет себе не только близлежащее пространство и предметы, но и стихии, превращая их в инструменты. Результаты этой деятельности мы видим сегодня. И только в кризисные моменты, когда этот «инструмент» ломается или перестает подчиняться — мы обращаем на него внимание. Наверное, в такие моменты человек задает себе вопрос зачем я здесь. И обращает свою мысль к другому инструменту, в надежде, снять оппозицию природное — культурное.  

В Японии цветущее дерево, горы, морской прибой, шум дождя, приравниваются к явлениям культуры. Они живут своей жизнью, они появились на свет без участия человека и открываются ему только при бережном, любовном к ним его участии. В соучастии, а не в попытках подчинить. Дело художника — чувствовать их ритм. Культура ограничена структурами, которые ее производят, а мир — элементами. Вода, огонь, камень. Север, Восток, Запад, Юг — части структуры, определяющие место человека в мире. 

Что делать с пространством нерасчлененным структурой? 

Перед нами мир, где нет ориентиров. В него входит художник и обозначает направление ветра, температуру огня, состояние воды. И все это пигментом растертым маслом, на ткани натянутой на деревянный прямоугольник. Или круг. Создает из ничего. Он дает ему имя и место в пространстве мироздания. Потому, что без этой операции, это не Мир, он весь еще в процессе становления, скрыт за маской иллюзии и ожидает чтоб его оформили. Обозначили. Это как видеть невидимый горизонт, к которому тебя тянет и там, возможно, что-то откроется — ты это знаешь! Или надеешься. Или веришь. Волшебство живописи и открывается тогда, когда невидимый горизонт совпадает с реальным — линией горизонта картины. Эти структуры создают мост между памятью и сиюминутным. 

Агота Вереш, «Сукня», 2019. Надано галереєю «Триптих Арт»

Агота Вереш, «Сукня», 2019. Надано галереєю «Триптих Арт»

Мне кажется, об этом нужно помнить, когда мы приближаемся к работам Аготы Вереш. Рука помнят шероховатость коры яблони. Твоя рука ведь помнит тоже, правда? Глаз наблюдает, как исчезает на ладони, тает снежинка. А диагональные структуры краски, каким-то непостижимым образом, вызывают в памяти, в который раз, – шум ветра ночном саду. Мы ведь все это пережили когда-то.  И все эти, отвлеченные мотивы, казалось, не поддающиеся визуализации, находят свои эквиваленты в пластических структурах Аготы. И создают ситуацию в которой возможно, восстанавливают тот утраченный порядок и гармонию, которой так не хватает сегодня.

Современный человек ощущает избыток визуальных впечатлений и видит мир культурными штампами. Видит не пейзаж, а накладывает его реалии на образ своих воспоминаний. И задачей художника становится поиск нового языка живописи, который позволил бы собрать разрозненные куски знания, фрагменты воспоминаний, чувственные реакции, в новую связь, новую конструкцию, которая позволит увидеть мир как бы впервые. Сквозь ограниченность технологий, сквозь границы «расколдованного» мира.

Агота Вереш, «Струни», 2019. Надано галереєю «Триптих Арт»

Агота Вереш, «Струни», 2019. Надано галереєю «Триптих Арт»

Агота Вереш, «Роза вітру», 2018. Надано галереєю «Триптих Арт»

Агота Вереш, «Роза вітру», 2018. Надано галереєю «Триптих Арт»

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: