exc-5f761f94c3f49d04c8d20bee

«Это и была цифра 450»: Лєна Гіль про затримання на Жіночому марші в Білорусі

Лєна Гіль — художниця з Гродно, відома малюнками до книжок. Вчилася в художній школі міста Гродно, а пізніше закінчила Архітектурно-будівничий коледж за спеціальністю «дизайн». Живе та працює у Мінську. Першим великим проєктом можна назвати «365 автопортретів», поштовхом до створення якого стало спілкування в Instagram.

26 вересня Лєна долучилася до Жіночого маршу в Мінську, який відбувся в рамках протестів у Білорусі. На події Гіль забрали до ізолятора, що розташований на вулиці Окрестіна.

Затримання сприяло створенню серії малюнків під назвою «450» — саме 450 випадків знущання над протестуючими було зафіксовано ООН, але не заведено жодної справи. Your Art публікує роботи Лєни Гіль разом з розповіддю художниці.

Раніше ми писали про щоденникові записи білоруських художників та художниць з протестів.

Меня зовут Лена Гиль, я художница, родом из Гродно, но уже давно живу в Минске. Здесь училась в архитектурно-строительном колледже, потом в ЕГУ в Вильнюсе.

Проект «365 автопортретов» 2017-2018 годов стал историей моего поиска себя, через моё тело, моё время, мою линию в рисунке. В конце года я стала рисовать в книгах. И потом продолжила использовать их для других проектов. Часто фрагменты текста книги совсем с другой темой, соединяясь с новыми рисунками, дают более полное понимание, как метафора. И вот актуальной на сегодня книгой стала «Книга по патологической анатомии» и в ней серия новой графики под названием «450».

1_450_Alena_Hil.jpg
2_450_Alena_Hil.jpg

После выборов в Беларуси развернулась череда событий, последствия которых выворачивают душу. События 9-13 августа в скором времени обнажили факты, которые с трудом укладываются в голове. В эти дни задержали около 3000 человек. А потом их истории, после того как они вышли с Окрестина, только укрепили волну возмущения народа. Это и условия, в которых их держали, побои, насилие, пропавшие без вести люди, убийства или странные обстоятельства самоубийств. Наша жизнь разделилась на до и после. Власти все отрицают. А люди выкладывают медицинские освидетельствования с таким списком, что больно читать. Многие боялись обращаться за медицинской помощью, так как это могло иметь последствия политического характера. В те дни я тоже была очевидцем, когда на моих глазах людей выволакивали из машины, били, закидывали в микроавтобус без номеров и увозили… И других историй.

3_450_Alena_Hil.jpg
4_450_Alena_Hil.jpg

Через какое-то время ООН объявила об официально подтвержденных фактах пыток, насилия, побоев… над людьми. Это и была цифра 450. Только официальных 450 случаев. На следующий день я начала эту книгу, для себя и для кого-то, чтобы всегда помнить, зачем я выхожу на марши. 

В прошлые выходные, 26 сентября, и меня на одном из таких маршей задержали и отвезли на Окрестина, ждать суда до понедельника. Дальше моя история, как я провела выходные на Окрестина. Ещё раз хочу сказать всем большое спасибо за поддержку, это даёт силы потом и много радости!

6_450_Alena_Hil.jpg
9_450_Alena_Hil.jpg

Я не буду подробно все описывать. И сразу хочу с себя снять груз героя. На этот женский марш я поехала и опоздала. Опоздала под первую упаковку, но попала под следующую. На мне не было ни красного, ни белого. Был страх. В прошлую субботу я успела вовремя отойти подальше, а в эту решила, что не имею права. У меня ни одного ареста, а кто-то уже дважды отдувался. При этом я не стучала в окошко автозака, понятное дело, не просила прокатить, хотя подумываю об этом театре абсурда уже давно.

Там сейчас совсем не страшно, в РУВД, на Окрестина. Люди в форме вежливые, еда, особенно хлеба много. Отличная компания в камере, горячая вода, только горячая вода, правда. Холодную из тоненькой струйки собирали в бутылку, чтобы попить. По просьбе принесли второе одеяло и всего отпустили одну пошлую шутку. И снова повторюсь, все чересчур вежливые, улыбаются девочкам. Но на вопрос: «Кто же у вас тут тогда бил людей?» — отвечают: «Вы что, никто никого не бил! Где вы все это читаете?!». И стены выкрашены, все чисто. В камере было слышно, как звали уборщицу по громкоговорителю, — и тогда все на свои места стало. Потом слышно было, как обращались на повышенных тонах ночью к привезенным мужчинам с воскресного марша. Но никто же никого не бил, стонов и криков не было. Хотя, когда звали уборщицу, я подумала, что, если она сию минуту не явится, ей прилетит, возможно, штраф. Не верю ни единому доброму жесту!

7_450_Alena_Hil.jpg
8_450_Alena_Hil.jpg

Я начала рисовать новую серию «450». Ровно столько ООН зафиксировала случаев издевательств, насилия, побоев над людьми. Но ни одного уголовного дела ещё не заведено. «Вы что, никто никого не бил!».  Я очень надеюсь, что эта «книга памяти по патологической анатомии нашей страны» не будет закончена. И раньше, чем я её дорисую, пройдут честные выборы, выйдут из тюрем политические заключённые и будет совершён честный и справедливый суд 450.

Жыве!

5_450_Alena_Hil.jpg
10_450_Alena_Hil.jpg

Більше матеріалів