exc-5e43ba167bcc822d9826c137

4 думки за перейменування станції «Дорогожичі» на «Бабин Яр»

Публікуємо другу частину матеріалу від 11 лютого про перейменування станції метро «Дорогожичі». Редакція Your Art запитала про причини позиції «за» креативну директорку Vogue Україна Софію Квашу, художницю Надію Міцкевич, редактора WAS.media Мітю Раєвскього та головну редакторку медіа «Заборона» Катерину Сергацкову.

Нагадаємо, що вчора 11 лютого на офіційній сторінці Меморіального центру Голокосту «Бабин Яр» з’явилася інформація про «публічний заклик про перейменування станції метро “Дорогожичі” на “Бабин Яр”». У соціальних мережах бурхливо обговорюють цю тему, редакція Your Art дізналася про аргументи тих, хто за і хто проти.

33.png

Софія Каша, креативна директорка Vogue Україна:

«Странно называть условно станцию Треблинка “улица Ромашки”. Или транспортную точку “Яд Вашем” названием улицы, на которой он находится. Название — маркер. Место должно быть маркировано максимально общепонятным способом».

2.png

Мітя Раєвський, редактор WAS.media:

«Наше общество должно решить, нужна ему вообще эта память или нет. Если не нужна, то можно всё оставлять как есть, пусть там будет памятник, а вокруг парки и зоны отдыха. Памятников по стране много, никто не помнит чего они тут стоят. Дело не в переименовании станции, а в первичной реакции людей на саму идею — отторжении, мол, «нам что придется это вслух произносить?». Озвученная идея с метро сама по себе ставит вопросы ребром, заставляет людей думать и высказываться. В ситуации, когда на памятном, вроде как, месте спокойно раскиданы бутылки и презервативы, это уже хорошо. Если нам эта память, повторюсь, нужна».

1.png

Надія Міцкевич, художниця:

«Я “за” переименование станции Дорогожичи в Бабий Яр. Потому что это вопрос сохранения памяти. А у нас сейчас есть тенденция к фрагментарному забыванию. Обществу нужно помнить не только о победах, но и о трагедиях. Если название Бабий Яр кому-то кажется “слишком мрачным” (читала такой комментарий), то это тоже хорошо — во-первых драматические переживания обогащают душу, во-вторых это лишний раз напомнит о трагедии, лишний раз заставит рассказать историю ребенку или приезжему, а кто-то лишний раз откроет в Википедии статьи “Бабий яр” или “Холокост”. Коллективная память она ведь работает, как и личная: если что-то не видишь постоянно, или не занимаешься чем-то, то это уходит на задний план. А то, что всегда находится на виду, в конце концов входит в общую культуру, в ее глубокий слой, откуда не просто вызывает “мрачные мысли”, а медленно питает толерантность в обществе. Мне кажется это очень важные вещи. И нужен очень хороший, грамотный дизайн».

4.png

Катерина Сергацкова, головна редакторка медіа «Заборона»:

«Переименование “Дорогожичей” в “Бабий Яр” — безумная, но важная и смелая символическая идея. Мне кажется, она правильно вписывается в цели мемориала — возвращение истории. Раскапывая прошлое, делая раскопки частью настоящего, мы возвращаем себе право говорить о том, кто мы есть, как мы такими стали, почему мы живем сегодня так, как живем.

Я бы сказала, что история — это что-то вроде пути, который человек проходит до того, как родиться. В этом смысле мне хотелось бы знать как можно больше правды о том, что происходило.

Полагаю, многие задумались о том, что такое Бабий Яр и почему он нуждается в общественных “раскопках”, только когда идея переименования станции метро вышла наружу. Это значит, что идея “разговорить” киевлян насчёт общей трагедии и о том, кто сделал возможной и трагедию, и ее замалчивание, заработала. На территории Бабьего Яра до сих пор находят человеческие кости, значит, преступление еще не раскрыто».

Підготували: Настя Калита та Світлана Лібет

Ілюстрації: Юлія Бенюх

Більше матеріалів